Социально-трудовая мобильность современной молодежи: состояние и перспективы

Контрольные работы, задания, педагогические программы      Постоянная ссылка | Все категории

На правах рукописи

Иванова Татьяна Николаевна

Социально-трудовая мобильность современной молодежи: состояние и перспективы (региональная специфика)

22.00.03 – Экономическая социология и демография

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Саратов – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Поволжская академия государственной службы имени П. А.Столыпина»

Научный консультант: доктор социологических наук, профессор

Тарский Юрий Иванович

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Байдалова Ольга Васильевна

доктор социологических наук, профессор

Дыльнова Зоя Михайловна

доктор социологических наук, профессор

Юрасов Игорь Алексеевич

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Самарский государственный университет»

Защита состоится «22» февраля 2012 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.06 по социологическим наукам при ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г.Чернышевского» по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Б. Казачья, 120. СГУ, корпус VII, ауд. 216.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале № 3 Зональной научной библиотеки ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г.Чернышевского».

Автореферат разослан «___» ___________ 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д. В.Покатов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Актуальность изучения феномена социально-трудовой мобильности молодежи в современных условиях российского общества обусловлена рядом причин. Во-первых, мобильность современного мира влияет на социальную мобильность самого человека, прежде всего молодежи. Во-вторых, Россия все ощутимее перемещается в пространство постиндустриального общества, и сейчас уже невозможно не учитывать широкомасштабную трансформацию всех социальных институтов, не обращая внимания на современные процессы, охватившие социальную жизнь. Это касается и проблем, связанных с возрастанием сложности мира, его целостности, региональной специфики и исключительной роли выбора. Следует констатировать и утрату ранее отработанной и успешно действовавшей системы взаимодействия государства и социальных институтов по планированию процесса социализации молодежи, ее интеграции в социуме посредством нескольких тесно связанных механизмов: экономического (различные формы трудоустройства и официальное претворение в жизнь лозунга «безработицы у нас нет»); правового (конституционное закрепление обязанности трудиться и наличие норм уголовной ответственности за «тунеядство»); образовательного (введение в школьные программы обучения стандартных курсов профориентации и профподготовки); нравственного (формирование ценностных установок на труд как основную сферу самореализации личности и формирование общественного мнения, нетерпимого к любым формам деятельности в негосударственном секторе).

Вместе с тем, следующие один за другим изменения в производственно – технологическом цикле вызывают массовые профессиональные переливы из одной отрасли в другую и частую смену специальностей. И каждый раз человек встает перед необходимостью переучиваться. Для снижения социально-экономических издержек перманентного процесса переподготовки система профессионального образования должна подготовить человека и к возможным социальным преобразованиям.

Таким образом, в изменившейся социально-экономической ситуации существует необходимость разработки инновационной концептуальной модели социально-трудовой мобильности молодежи, учитывающей региональные условия и особенности.

Степень научной разработанности темы. Имеющаяся по данной проблеме литература может быть представлена следующими блоками. Первый блок, связанный с проблемами разработки теоретико-методологических основ исследования, включает широкий круг научных работ зарубежных авторов. Нельзя не отметить выдающихся зарубежных учёных-социологов: О. Конта, Г. Спенсера (теория позитивизма, обоснование дифференциации трудовой деятельности), М. Вебера (теория рационализации, размещение промышленности, социология культуры), П. Сорокина (теория социальной стратификации и социальной мобильности), Т. Парсонса (идеи структурного функционализма и теория человеческого действия) и других, исследовавших происходящие в социально-трудовой сфере явления и закономерности, сформировавших методологическую базу для последующих парадигм.

Наиболее заметный вклад в разработку теории рынка труда внесли известные представители экономической зарубежной науки, такие, как Д. Рикардо, А. Смит, Дж. Кейнс, К. Макконнелл, А. Лигу, П. Самуэльсон, Ф. Хайек, М. Фридман. В работах данных учёных с позиций различных школ и концептуальных подходов всесторонне проанализированы закономерности развития рынка труда, способы его оптимального регулирования.

Исследования зарубежных авторов, их теоретические разработки и практические рекомендации не могут быть в точности применены в специфических условиях российского рынка, но они могут и должны быть использованы в качестве методологической основы изучения регионального рынка труда после их критического переосмысления и соотнесения с результатами общественной практики.

Существенный вклад в разработку методологии исследования проблемы регулирования рынка труда в последние годы внесли российские учёные. Проблематику рынка труда разрабатывали, прежде всего, учёные-экономисты (С. Барсукова, Е. Бердышева, О. Запорожец, А. Куракин, В. Радаев, Р. Рывкина, Н. Халина, А. Шевчук, В. Ядов). Имеется большое количество исследований, в которых изучаются: содержание рынка труда и механизм его функционирования в условиях переходной экономики (В. Буланов, Н. Волгин, И. Маслова, А. Котляр, В. Павленко); проблемы государственного участия в регулировании рынка труда (С. Карташов, Е. Катульский, А. Кашепов, Т. Малева); формирование отечественной модели рынка труда (И. Заславский, Р. Капелюшников, И. Маслова, К. Микульский); механизм регулирования заработной платы (А. Жуков, И. Заславский, А. Никифорова, Л. Ржаницина); особенности формирования, воспроизводства и использования рабочей силы, формы безработицы (И. Бушмарин, М. Гарсиа-Исер, Л. Гордон, Г. Зущина, Л. Костин, Ф. Прокопов, В. Семененко); проблемы трудовой мобильности и мотивации трудовой деятельности (Л. Бляхман, Н. Волгин, А. Здравомыслов, Д. Кайдалов, В. Плакся, Ж. Тощенко, И. Чангли, В. Ядов); формирование системы социального партнерства (С. Кларк, Г. Семичин, Т. Четвернина, А. Федулин); значение развития малого предпринимательства для рынка труда (Н. Гловацкая, З. Дыльнова, Н. Зябликая, М. Ильчиков, С. Котляр).

В последнее время получили разработку и различные аспекты функционирования регионального (О. Голодец, А. Дадашев, В. Иванова, С. Смирнов) и внутрифирменного рынка труда (А. Алавердов, И. Донова, В. Кабалина, Г. Руденко). В то же время следует отметить, что социологических исследований, в которых рассматриваются социальные механизмы регулирования рынка труда на региональном уровне, пока явно недостаточно. Практически отсутствуют работы, посвященные комплексному исследованию данных проблем. Вместе с тем ряд работ, посвященных изучению проблем рынка труда (Н. Аитов, В. Гимпельсон, Д. Липтолъд, В. Магун, В. Радаев, Н. Тихонова, Э. Фетисов, О. Шкаратан), выполнен в русле экономической социологии.

Следующий блок, посвященный проблемам реализации региональной социальной политики, включает работы таких авторов, как А. Ахмадеев, Х. Барлыбаев, Р. Галин, Д. Гайнанов, В. Голиков, Х. Гизатуллин, А. Махмутов, Ф. Мухаметлатыпов, Ф. Файзуллин.

Важное место с позиций современного регулирования рынка труда занимают работы, посвященные инновационным технологиям на рынке труда Р. и Н. Аллагуловых, С. Дудченковой, А. Мешкова, А. Пригожина, Р. Фатхутдинова. Обоснованию взаимообусловленной связи рынка труда и современных инновационных и социальных технологий решения проблемы занятости посвящены работы А. Дикарева, Б. Голдстайн, Л. Ионина, Г. Поппеля, Б. Санто, Б. Твисса.

Теоретическая разработка процессов социальной мобильности и ее видов была инициирована российско-американским социологом П. Сорокиным. Изыскания были продолжены в рамках структурно-функциональной концепции Т. Парсонсом и в русле конструктивистского структурализма П. Бурдье.

Широкое распространение в XX веке получили эмпирические исследования проблем социальной мобильности (Р. Бендикс, П. Берту, П. Бло, Р. Бурдон, О. Данкен, Э. Джексон, Г. Крокет, С. Липсет).

К данной проблематике обращались и отечественные социологи. Н. Михайловский рассмотрел феномен разделения труда на субъективном, внутриличностном уровне, что не только не лишило его теоретической глубины изучения, но и обогатило через обращение к глубинной, психологической компоненте. Российские последователи марксизма ортодоксального толка (Г. В. Плеханов, В. И. Ульянов – Ленин) указывали на формирование капиталистических отношений в России, обосновывая революционную роль русского пролетариата; легальные марксисты (П. Б. Струве, М. И. Туган-Барановский) отстаивали идею прогрессивности капитализма, отрицая наличие антагонистических противоречий и считая, что происходит затухание классовой борьбы и, соответственно, нет необходимости в социалистической революции и установлении диктатуры пролетариата.

В советской социологической науке изучение социальной структуры было жестко детерминировано официальной государственной идеологией и допускалось только с точки зрения марксистского подхода. Был выпущен ряд монографий по исследованию рабочего класса (Н. Аитов, С. Сенявский), колхозного крестьянства (В. Староверов), проблемам рабочей, колхозной и студенческой молодежи. Весьма обстоятельно была изучена и поселенческая структура (работы Б. Хорева, Л. Рыбаковского, В. Переведенцева, М. Межевича, В. Васильевой). Все эти проблемы социальной структуры разрабатывались с точки зрения усиления ее органической целостности. Однако, несмотря на заданность и упрощенность толкования, в поле зрения ученых оказались и проблемы социальной мобильности населения, взаимодействия структур и происходящих в них процессов интеграции, перемещения, миграции, их роли в формировании социальной структуры общества. Эти перемещения характеризовали подвижность социальных групп, показывали, насколько мобильны социальные слои в рамках социально-классовой структуры. При этом в качестве ведущей системы координат зачастую выступала профессионально-трудовая стратификация.

Отечественные социологи обращались к проблемам динамики в трудовой сфере (Л. Бляхман, А. Здравомыслов, М. Руткевич, Р. Рывкина, Ф. Филиппов, В. Шубкин). В этих исследованиях затрагивались вопросы изменения количественного соотношения различных профессиональных групп, источники их пополнения, качественные сдвиги в образовательно-квалификационном уровне трудящихся. Разрабатывалась и методология изучения перемещений в сфере труда.

В современной России по мере развития общества важность изучения социальной мобильности возрастает. Изменяется и значимость анализа отдельных направлений социальных перемещений. Наиболее исследованными можно считать личностные факторы перемещений (Л. Беляева). Появились работы с глубоким анализом различных методологических и теоретических подходов к изучению социальной мобильности в нашей стране и за рубежом (Т. Заславская, З. Голенкова, О. Шкаратан, В. Радаев). Несмотря на это методологические проблемы изучения трудовой мобильности еще не нашли полного освещения.

Необходимость исследования проблемы трудовой мобильности в различных ее аспектах нашла свое понимание в работах многих российских ученых. Так, проблемы занятости и ее виды исследуют И. Безгребельная. Г. Бессокирная, В. Кабанина, Э. Клопов, И. Козина, Л. Лакунина, В. Патрушев, З. Рыжикова, Ю. Симагин, А. Темницкий, Н. Чернина, Т. Четвернина. Феноменом безработицы занимаются: Л. Гордон, С. Дановский, А. Демин, С. Карташев, И. Попова, Е. Сигарева, И. Соболева. Российскими социологами разрабатываются гендерные (Г. Силласте, Н. Лихачева) и молодежные аспекты современного рынка труда (Н. Дунаева, Н. Гончарова). Изучению динамики рынка труда, особенностей экономической, профессиональной и трудовой мобильности посвящены работы В. Гимпельсона, Т. Горбачевой, О. Дудиной, Р. Капелюшникова, А. Липпольдта, Л. Московской, В. Московской, М. Ратниковой, К. Сабирьяновой. Однако все эти работы, опубликованные, в основном, в периодических изданиях, пока еще не носят фундаментального характера.

Среди саратовских социологов, исследующих разные аспекты трудовой мобильности, можно назвать П. Великого, В. Виноградского, Б. Дудникову, В. Зубкова, Н. Шахматову, Е. Немерюк, Т. Черевичко, С. Курганову, С. Ситникову, Л. Гурьянову.

Регулирование обществом проблем социальной и трудовой мобильности, обоснованного выбора профессии и профессионального самоопределения стало предметом всестороннего изучения в России с 1920 г. Экономические решения в процессе профессионального самоопределения разрабатывали сотрудники Центрального Института труда (ЦИТ) под руководством А. Гастева, поставившего задачу создания «нового индустриального общества». До начала 30-годов был собран обширный эмпирический материал, проводилась активная профконсультационная и профориентационная работа. Затем исследования в области формирования социального и трудового самоопределения молодежи были свернуты и возобновились в 60-е годы. В этот период был создан и апробирован ряд методик изучения «профессиональных устремлений» (В. Шубкин, Г. Чередниченко), «профессиональных склонностей» (В. Ермолин), «ценностных ориентаций и установок на профессиональный труд» (Л. Аза, А. Ручка), «жизненных планов молодежи» (И. Кон, М. Руткевич), что неразрывно связано с исследованием привлекательности профессий и их общественного престижа. Глубокие эмпирические исследования были проведены в Прибалтике, Новосибирской, Свердловской областях, в Украине и других регионах.

Междисциплинарные исследования по профессиональной ориентации проводятся по ряду направлений:

- самоопределение личности в контексте формирования жизненной позиции, жизненного пути перспектив саморазвития и самоактуализации (К. Абульханова – Славская, Л. Божович, Н. Головко, Л. Заславская, Т. Зеленов, Ф. Зиятдинова, Ю. Карпова, Ю. Коган, И. Кон, Н. Логинова, Е. Шорохова, В. Ядов,). Авторы, исходя из общей теории личности, рассматривают самоопределение как поиск ею своих социальных ролей и своего места в системе социальных отношений. Данный подход предполагает верховенство жизненного социального самоопределения над профессиональным «компонентом» и позволяет смоделировать будущий социальный статус индивида на основе его внутренней активности;

- самоопределение личности под социально-экономическим воздействием (Ю. Вишневский, В. Верховин, Н. Захаров, Ю. Карпова, Е. Климов, А. Мудрик, В. Радаев, Н. Таланчук, Е. Тихонова, П. Шавир, С. Чистякова, В. Ярошенко). Представители этого направления предлагают методы и формы социального управления самоопределением, преодоления стихийности этого процесса, контроль со стороны социальных институтов, выделяют различные поля деятельности личности;

- социально-профессиональное самоопределение личности (С. Анисимова, Л. Аза, Л. Борисова, Е. Головаха, Л. Лисс, Л. Рубина, М. Руткевич, М. Титма, Ф. Филиппов, Г. Чередниченко, В. Шубкин). Представители данного направления рассматривают профессиональное самоопределение как важнейший аспект социального самоопределения, главную детерминанту жизненного пути: выбор профессии является выбором важнейшей социальной роли в жизни человека.

Интерес к проблемам научно обоснованного регулирования процесса воспроизводства, развития профессиональной структуры общества и профессионального самоопределения усилился со стороны ученых различных областей знания в 90-е годы XX века, что связано с резким ростом достижений научно-технической революции, динамичными изменениями экономической сферы жизнедеятельности общества, переменами в структуре «мира профессий» и в статусной картине общества. В настоящее время достаточно интенсивно изучается изменение ролевых функций различных социально-профессиональных групп в статусной картине социума (С. Балабанов, Л. Бондаренко, Г. Воронин, Л. Гордон, В. Комаровский, Т. Заславская, Г. Зимирев, В. Радаев, С. Рачина, Л. Французова), нахождение молодежью своего места в системе складывающихся социально-профессиональных отношений (Л. Герасименко, А. Данилов, В. Добрынина, Т. Петрова, Л. Ромашова, Ю. Чеботарев). Предлагаются новые формы деятельности системы образования (Ф. Зиятдинова, А. Ефремов, В. Кан-Калик, А. Смоленцева), взаимодействия высших учебных заведений и предприятий (Н. Гончарова, Н. Мачикина). Разрабатываются социально-педагогические технологии воздействия на профессиональное самоопределение (Л. Мурзагаянова, Н. Скосырева, Н. Ширшина), методы профессиональной ориентации молодежи.

Общие методологические подходы к управлению социальными процессами, изучение которых дает основу для решения вопросов становления личности и ее жизненной мобильности, рассматриваются в работах Л. Аверьянова, Р. Акоффа, Г. Атаманчука, А. Богданова, Ю. Волкова, Н. Гриценко, Т. Заславской, А. Кравченко, А. Мамедова, А. Пригожина, О. Ромашова, Ф. Зиятдиновой, Ю. Карповой, В. Саленко.

Феномен мобильности постоянно находился в поле научных исследований таких ученых, как П. Баугальгер, Ф. Кенэ, А. Смит, Дж. Стюарт Милль, Дж. Пери, М. Фейдстайн, Д. Гидлер, А. Лаффер, Дж. Кейнс, Р. Гордон, М. Фридман, Э. Фэлпс, Т. Веблен, Дж. Даклоп, Л. Ульман, М. Вебер, С. Липсет, В. Лукина, Г. Орлов, Г. Осипов, М. Руткевич, П. Сорокин, Б. Урланис, Ф. Филиппов. С. Фролов, О. Шпенглер, А. Тойнби, Б. Рассел, М. Шелер, А. Бергсон, А. Шопенгауэр, А. Щюц. С точки зрения теоретических и практических подходов они отмечают сложность, социальный характер самого понятия мобильности, интегративный характер его содержания.

Отечественные ученые С. Рубинштейн, И. Кон, М. Аврамова, К. Абульханова – Славская, А. Кроник, Е. Головаха, Р. Громова в своих научных трудах рассматривают жизненные стратегии личности, которые являются наиболее общими по отношению к профессиональным выборам. Они уделяют внимание проблемам развития личности, выбора ею жизненного пути, образа, стиля жизни.

Социальная и трудовая мобильность молодежи в последние годы довольно интенсивно разрабатывается такими учеными, как: З. Голенкова, М. Титма, Э. Саара, Ф. Филиппов, Н. Захаров, Л. Митина, А. Кирха, А. Матуленис, В. Шубкин, Г. Чередниченко, Д. Константиновский, М. Руткевич, В. Радаев, В. Семенова, Л. Ионин, В. Симоненко, Е. Климов, Е. Прощицкая, М. Завельский, Ю. Карпова, Н. Тихонова, Ж. Тощенко, В. Верховин, В. Ядов, А. Здравомыслов, Л. Гордон, В. Ильин, Г. Силласте, О. Шкаратан, С. Липсет, Р. Бендикс, Дж. Голдторп, Т. Заславская.

Направления социологических исследований данной проблемы представлены изучением целей, задач, содержания, форм и методов профориентации учащихся в процессе трудовой подготовки (Н. Захаров, В. Симоненко, С. Чистякова); требований, предъявляемых отдельными группами профессий к личностным качествам работника (Е. Веселова, Ю. Карпова, М. Прощицкая); правил выбора профессии путей получения профессионального образования различного уровня (Е. Климов, Н. Пряжников); роли родителей в подготовке учащихся к сознательному выбору профессии (Н. Чистякова, Т. Буянова, Н. Касаткина).

При всем многообразии исследований проблем молодежи, ее социально – трудовая мобильность не стала предметом целостного социологического анализа. Пути решения проблем воздействия на социально-трудовую мобильность молодежи в изменяющихся социально-экономических условиях предлагались, в основном, в работах психолого-педагогической направленности. Все еще недостаточно разработанной остается проблема координации действий региональных органов власти и социальных институтов в подготовке молодежи к выбору профессии, востребованной в новых социально-экономических условиях.

Таким образом, сегодня приобрели реальные очертания несоответствия: между структурой потребностей в профессиях и профессиональными ориентациями молодежи, которая стремится получить высшее образование, но недооценивает значимость высококвалифицированных рабочих специальностей, в связи с низким уровнем социальных гарантий государства; между структурой накопленного профессионального потенциала общества и требуемым характером и содержанием труда. Все это затрудняет реализацию конституционного права личности свободно распоряжаться своими способностями к труду; право личности на выбор профессии, необходимым условием чего является интеграция возможностей государственных, общественных и экономических институтов собственности и реализация единства их действий по формированию социально – трудовой мобильности молодежи. Все это позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на имеющиеся исследования, в разработке данной проблематики имеется еще немало пробелов. Ряд важных проблем остался вне поля зрения исследователей. Актуальность этих проблем в условиях модернизации российского общества, их недостаточная разработанность обусловили выбор темы исследования.

Цель исследования – теоретическое обоснование и разработка инновационной региональной модели социально-трудовой мобильности молодежи.

Задачи исследования:

- раскрыть содержание и сущность основных понятий: «социально-трудовая мобильность молодежи», «социально-профориентационная среда региона»;

- выявить социологические аспекты экономического проектирования системы координации действий государственных и социально-экономических региональных структур по формированию векторов направленности на социально-трудовую мобильность молодежи;

- определить роль макро-, мезо – и микроэкономических региональных условий как социальных детерминант профессионального становления молодежи;

- раскрыть региональные особенности социально-трудовой мобильности молодежи;

- теоретически обосновать кластерную социально-экономическую систему формирования социально-трудовой мобильности молодежи региона

- выявить новые тенденции и изменения в системе профессиональной ориентации как условия оптимизации социально-трудовой мобильности молодежи;

- осуществить социологический анализ изменений в рейтинге профессий среди выпускников школ на фоне изменения ценностно-нормативной системы и мотивационной сферы при выборе профессий;

- сконструировать региональную концептуальную модель социально-трудовой мобильности молодежи региона;

- обосновать и предложить инновационную технологию формирования социально-трудового потенциала молодежи региона;

- разработать методику конструирования показателей социально-трудового потенциала молодежи;

- определить наиболее значимые факторы и механизмы социально-трудовой мобильности молодежи региона в условиях современного российского общества;

- предложить и внедрить авторскую модель «трудовой консолидации» на уровне региона как специфическую систему экономического поведения в сфере труда;

- теоретически обосновать авторскую модель интегративной социально – экономической системы действий учреждений, предприятий и организаций региона в интересах повышения социально-трудовой мобильности молодежи;

- предложить социологическую программу исследования уровня готовности выпускников к профессиональной деятельности;

- проработать рекомендации для предприятий, учреждений и организаций по совершенствованию механизма трудовой социализации молодежи региона.

Объект исследования – социально-трудовая мобильность молодежи.

Предмет исследования – региональные особенности и тенденции социально-трудовой мобильности молодежи в современных социально- экономических условиях.

Теоретико-методологическая основа исследования. Теоретическую основу составляют социально-философские, социально-экономические, социально-психологические и социологические исследования о социальной и трудовой мобильности, ее роли в трудовой социализации личности, о роли и месте общественных процессов, о социальной динамике общества. Автор опирается на основные концепции социологической теории, принятые мировым сообществом и раскрытые в научных трудах российских и зарубежных ученых.

Исследование трудовой и социальной мобильности базировалось на классических концепциях П. Бурдье, М. Вебера, О. Конта К. Маркса, Т. Парсонса, П. Сорокина, Г. Спенсера. В диссертации использованы идеи классовой дифференциации общества К. Маркса, Ф. Энгельса; теория социальной стратификации М. Вебера; учение о видах, формах и показателях измерения социальной мобильности П. Сорокина; теоретические подходы отечественных социологов Н. Аитова, Л. Беляевой, З. Голенковой, Т. Заславской, Г. Осадчей, В. Радаева, М. Руткевича, Н. Тихоновой, О. Шкаратана, М. Черныша.

Методологической основой исследования явилось комплексное использование системы методов, применяемых отечественными и зарубежными социологами в сфере экономической социологии и демографии: методология структурного функционализма, системного подхода, структурализма, деятельностного подхода и интеракционизма.

Эмпирическая база диссертационного исследования.

В работе использовались данные Госкомстата РФ, информационно-статистические данные департамента труда и занятости населения Самарской области, комитета по делам молодежи мэрии г. о. Тольятти, г. о. Жигулевска, г. о. Димитровграда, г. о. Сызрани, в которых содержатся демографические характеристики современной молодежи и выявляются тенденции их изменения. Автором осуществлен анализ научной литературы, посвященной данной тематике, эмпирических данных за 2003-2011 гг., в которых содержатся результаты авторских социологических исследований социально-трудовой мобильности молодежи; нормативно-правовых документов по вопросам труда и занятости молодежи.

Кроме того, эмпирической базой явились: результаты проведенного диссертантом социологического исследования «Социально-профессиональное самоопределение учащихся в условиях крупного промышленного города», проведенного в ноябре 2003 г. методом анкетного опроса (выборочная совокупностью составила 732 человека: 11 классов г. о. Тольятти, поселка Поволжского и профессиональных технических колледжей г. о. Тольятти); анкетный опрос по теме: «Социально-трудовые установки молодежи в криминогенной ситуации», проведенный в мае-июне 2004 г., (выборка составила 478 чел); нарративное интервью по теме: «Социальное и трудовое будущее личности», проведенное сотрудниками кафедры социологии Тольяттинского государственного университета под руководством автора социологического исследования в период с октября по ноябрь 2005 г. (168 человек воспитанников колонии для несовершеннолетних, возраст 14-16 лет), проинтервьюировано 29 человек; результаты социологического исследования «Трудовые предпочтения и социальный потенциал молодежи», проведенного автором в августе-сентябре 2008г. в гг. Димитровграде, Сызрани, Самаре, Жигулевске с общей выборкой 3456 человек.

При осуществлении социологического исследования «Конкурентоспособный специалист на рынке труда» в феврале-марте 2007 г. автором был применен метод экспертного опроса, в котором в качестве экспертов выступили 31 человек руководителей и специалистов отделов организации труда, службы занятости населения Самарской области.

Методом анкетного опроса в сентябре 2009 года (выборочной совокупностью в 875 человек г. о. Тольятти) было проведено исследование «Городской рынок труда и работодатель: тенденции и перспективы».

При исследовании в ноябре 2009 г. в г. о. Тольятти автором был проведен телефонный стандартизированный опрос выборочной совокупностью в 875 человек г. о. Тольятти по тематике: «Выпускники высших учебных заведений: тенденции и перспективы».

Диссертантом осуществлен анализ документов учащихся школ и колледжей Самарского региона (личные дела, результаты медицинских обследований, классные журналы, эссе).

Профессиональная диагностика учащихся сельских школ области проведена методом написания творческих сочинений 2007-2010 гг. Были обстоятельно проанализированы результаты внедрения учебно-коррекционных программ по социально-профессиональной ориентации молодежи. Существенный прирост эмпирической исследовательской базы был обеспечен через контент-анализ печатных СМИ, осуществленный автором в период 2003-2011гг.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- доказана значимость социально-трудовой мобильности молодежи как важнейшей социально-экономической проблемы современного общества и предложен авторский вариант классификации социально-трудовой мобильности молодежи в зависимости от направления, интенсивности, сферы ее проявления и общественной жизни;

- с авторских позиций определено содержание и сущность основных понятий: «социально-трудовая мобильность молодежи» и «социально-профориентационная среда»;

- предложена авторская концепция социально-трудовой мобильности молодого поколения в условиях модернизации российского общества;

- впервые разработана региональная концептуальная модель социально – трудовой мобильности молодежи, позволяющая реализовать полифункциональный подход, включающий в себя совокупность социальных и трудовых определяющих детерминант и векторную направленность социально-трудовой мобильности молодежи, отвечающей экономическим потребностям региона;

- обнаружены условия экономического воздействия на социально-трудовую мобильность молодежи в условиях региона;

- представлена авторская методика конструирования показателей социально-трудового потенциала молодежи, основанная на использовании специфики региональных ресурсов;

- разработана и теоретически обоснована кластерная социально-экономическая система формирования социально-трудовой мобильности молодежи региона, включающая новые экономические отношения;

- предложена и внедрена на региональном уровне модель «трудовой консолидации» как специфическая система экономического поведения в сфере труда, в основе которой лежат симметричные отношения экономических интересов работников и работодателя;

- теоретически обоснована и разработана авторская модель интегративной социально-экономической системы преемственности действий учреждений, предприятий, организаций региона по формированию социально-трудовой мобильности молодежи;

- предложена социологическая программа исследования уровня готовности выпускников к профессиональной деятельности и разработке соответствующих инновационных механизмов конструирования их социальной и трудовой мобильности как важнейших элементов активной политики занятости молодежи, позволяющая определить состояние и уровень профессиональной готовности выпускников, характер и степень влияния на эту готовность основных социальных и личностных факто­ров, оценить ее ди­намику.

- определены наиболее значимые факторы и механизмы социально-трудовой мобильности молодежи региона, среди которых ведущим выступает взаимосвязь и взаимообусловленность социально-трудовой и образовательно-профессиональной сфер;

- выявлены тенденции изменения традиционных форм социально-трудовой мобильности молодежи региона в условиях современного российского общества, уточнены динамические и демографические характеристики этапов ее профессионализации;

- определены инновационные формы деятельности региональных служб занятости, трудоустройства по развитию и формированию социально-трудовой мобильности молодежи;

- выявлены факторы и механизмы экономического воздействия на социально-трудовую мобильность молодежи в условиях региона;

- обоснована и предложена инновационная технология формирования социально-трудового потенциала молодежи региона как составной части системы ее социально-трудовой мобильности;

- проработаны рекомендации по совершенствованию механизма трудовой социализации молодежи региона.

Положения, выносимые на защиту

1. Социально-трудовая мобильность молодежи – это процесс изменения молодежью своей социальной и трудовой позиции в структуре общества, характеризуемый готовностью их к добровольному или вынужденному изменению места учебы, семейным положением, местом работы, профессией, квалификацией под воздействием субъективных и объективных факторов и причин. «Социально-профориентационная среда региона» – это единство социально-экономических действий и координации работы учреждений, организаций и предприятий социума с целью повышения уровня профессиональной готовности молодежи и организации социально-трудовой среды региона. В социально-профориентационную среду входят: дошкольные образовательные учреждения, школы, учебные заведения начального, среднего и высшего профессионального образования, учреждения дополнительного образования, промышленные предприятия, учреждения спорта, культуры, торговли, сферы быта и услуг, связи.

2. Социально-трудовая мобильность представляет собой сложное и многоуровневое социальное явление, которое выступает как динамическая система перспективного социального ориентирования молодежи, направленная на сознательное позитивное изменение своей жизни в контексте ее профессионализации; способом планирования и проектирования молодежью собственной социальной и профессиональной жизни путем поэтапного формирования профессионального настоящего и будущего. Процесс трансформации современного российского общества в условиях негарантированной занятости сопровождается новыми вызовами в адрес молодежи в процессе ее профессионального самоопределения, профессионального становления и профессиональной карьеры. Поэтому социально-трудовая мобильность и проблемы профориентации молодежи как важнейшие структурные элементы их жизненных позиций и социально-экономических стратегий являются определяющими в системе жизненных ориентаций, ведущих к достижению качественно новых состояний социальной и трудовой жизни в профессиональной среде.

3. Социально-трудовая мобильность молодежи осуществляется в конкретном социальном пространстве, обусловленным состоянием современного общества и системой социальных институтов, регулирующих социально-экономические взаимоотношения и процессы. Наибольшее воздействие на социально-трудовую мобильность молодежи в условиях трансформации российского общества оказывают социально-трудовое и профессионально-образовательное пространство, характеризующееся некоторым рассогласованием, диспропорцией и дисфункцией, нередко перерастающими в противоречия.

4. Концепция социально-трудовой мобильности молодого поколения в условиях модернизации российского общества включает в себя следующие основные составляющие: методологию исследования социально-трудовой мобильности молодежи, систему социальных и трудовых детерминант, социальные механизмы формирования социально-трудового потенциала молодежи; социологические аспекты экономического проектирования системы координации действий государственных и социально-экономических структур по формированию векторов направленности социально-трудовой мобильности молодежи; региональную концептуальную модель социально-трудовой мобильности молодежи региона, рекомендации по совершенствованию институциональных механизмов в сфере трудовой социализации молодежи

5. Управление социально-трудовой мобильностью молодежи региона в современных условиях возможно на основе кластерного подхода формирования социально-экономической системы профессионального образования. При этом кластер выступает как группа соседствующих предприятий, учебных заведений и организаций, функционирующих в одной отрасли хозяйственного комплекса региона. Кластерная социально-экономическая система формирования социально-трудовой мобильности молодежи региона представляет собой взаимодействие предприятий, организаций, учреждений и образовательных структур на основе паритетного финансирования в целях создания условий для вертикальной восходящей и горизонтальной мобильности молодежи, а также нейтрализацию условий, ведущих к нисходящей мобильности. Структура кластерной социально-экономической системы включает в себя: субъектов взаимодействия (социальные институты и организации, предприятия, учреждения, а также работодателей, школы, вузы и молодежь, с регулирующей стороны), формы регулирования (в зависимости от уровня реализации процесса регулирования; видов социально-трудовой мобильности молодежи; принадлежности молодежи к разным социальным группам) и функции регулирования (стабилизирующая, экономическая, инновационная, распределительная, регулятивная, личностно – мотивационная), где определяются компоненты и показатели социально-технологической мобильности молодежи, которые способствуют к быстрой адаптации выпускника к выполнению профессиональной деятельности.

6. Региональными особенностями социально-трудовой мобильности молодежи региона являются: несогласованность профессиональных планов молодежи и требований рынка труда; разные стратегии профессионального выбора молодежи: выбор места обучения или профессии. Эмоциональная оценка будущего влияет на образовательные и профессиональные планы учащихся, формируя социально-трудовую мобильность молодежи, при этом доминирует социально-профессиональный инфантилизм значительной части молодежи. Региону необходимо использовать в полной мере потенциал внутренней мобильности молодежи, что уменьшит необходимость внешней миграции, ослабляющей местные кадровые ресурсы. Условиями экономического воздействия на социально-трудовую мобильность молодежи региона, детерминирующими мобильность молодежи являются: на макро–уровне – социально-экономическая ситуация в регионе, статус и престиж профессии; на мезо-уровне – уровень заработной платы, отсутствие условий карьерного роста; на микро–уровне – пол, возраст, образование, профиль и квалификация.

7. В российском обществе наблюдаются новые тенденции, свидетельствующие об ограничении социально-профессиональной роли молодежи повышением требований к профессиональным качествам работников. При трудоустройстве приоритет отдается специалисту, имеющему опыт практической работы по специальности. Молодые специалисты с высоким уровнем образования, но не имеющие трудовой практики, испытывают трудности при устройстве на работу. В итоге новые знания не применяются, молодежь ориентируется на другие специальности, в те организации, учреждения, предприятия, которые предлагают более выгодные условия, пренебрегая перспективами профессионального роста. Общей тенденцией в регионе является усиление переориентации работодателей на кадры со средне-профессиональным образовательным уровнем.

8. Региональная концептуальная модель социально-трудовой мобильности молодежи включает в себя совокупность социальных и трудовых определяющих детерминант, векторную направленность социально-трудовой мобильности молодежи, отвечающую социальным и экономическим потребностям региона. Сущность региональной социально-трудовой системы в рамках предлагаемой концептуальной схемы видится том, что она представляет собой функционально значимую кластерную социально-экономическую систему, имеющую своим содержанием целенаправленное, организованное регулирование социально-профориентационной среды по формированию социально-трудовой мобильности молодежи, включающую интеграцию деятельности взаимосвязанных социально-экономических систем, обеспечивающаяся установлением тесных преемственных связей между структурными и функциональными компонентами региона в соответствии со сформулированными концептуальными положениями.

9. Конструирование показателей социально-трудового потенциала молодежи должно основываться на использовании специфики региональных ресурсов, предусматривающей изучение следующих показателей: образовательного, экономического, социального, трудового, административного, общественно-политического, показатель культурно-духовного ресурса, психологического, физиологического ресурса, показатель эмоционального ресурса, интеллектуального, коммуникационного, показатель креативного, инновационного, личностного, квалификационного, профессионального и территориального ресурсов. На основе этих показателей конструируется инновационная технология формирования социально-трудового потенциала молодежи как составной части системы социально-трудовой мобильности, позволяющая установить последовательность и возможные направления дальнейшего развития потенциалов, провести анализ наиболее проблемных областей социальной и трудовой мобильности молодежи региона.

10. Модель «трудовой консолидации» является специфической системой экономического поведения в сфере труда, в основе которой лежат симметричные отношения экономических интересов работников и работодателя, направленные на оптимизацию производственной функции, влияющие на эффективность производственного поведения, где оптимизация производственной функции во многом зависит от тесноты связи интересов работодателя и наемного работника. Эта связь определяется устойчивостью контрактных отношений, обязательств и выгод, которые получают стороны в результате выполнения этих обязательств.

11. Деятельность региональных служб занятости, трудоустройства по развитию и формированию социально-трудовой мобильности молодежи сопровождается активной профессиональной пропагандой, ориентированной на все слои населения, с целью формирования позитивного имиджа востребованных профессий, посредством формирования регионального задания на подготовку кадров по программам начального, среднего и высшего профессионального образования для учебных заведений различного уровня, проводя ежегодную паспортизацию предприятий, организаций и учреждений для формирования базы данных рынка труда, включающей как текущие, так и перспективные потребности региона. Несмотря на это молодежь ориентируется на набор образовательно-профессиональных планов стихийно, что оказывает негативное влияние на процесс социально-трудовой мобильности молодых людей и, в конечном счете, на функционирование профессиональной сферы общества. Социально-экономическое пространство воздействует на профессиональные ориентации молодежи не прямо и непосредственно, а опосредованно через личностные факторы: потребности, интересы, мотивы деятельности, ценностные ориентации и диспозиции. Они определяют активность молодежи в социально-трудовом и образовательно-профессиональном пространстве, включают процессы саморегуляции экономического поведения молодого человека и тем самым во многом обусловливают характер и содержание социально-трудовой мобильности, не всегда адекватные требованиям современной экономики.

12. Факторами профессиональной ориентации, структурирующими социально-трудовую мобильность молодежи, являются рынок труда, уровень заработной платы, первичная и вторичная занятость, профессиональная переподготовка, смена и поиск работы, гендерные отношения. Установлено, что они влияют на все структурные элементы социально-трудовой мобильности молодежи. При этом характер влияния может быть как позитивным, так и негативным. В частности, влияние гендерных факторов замедляет процессы профессиональной стабильности женщин и их профессиональной карьеры. В условиях рыночной экономики обостряются противоречия между уровнем образования, ориентацией на профессию, опытом профессионально-трудовой деятельности и ее ориентацией на заработную плату и ее фактически поддерживаемым уровнем и востребованностью на рынке труда.

13. Профориентационная работа должна строиться на основе прогнозирования спроса экономики на кадры различной квалификации. Ответственность за его организацию целесообразно возложить на соответствующие государственные органы, сферой компетенции которых является регулирование рынка труда и занятости, организация профессиональной подготовки кадров. Для преодоления структурных диспропорций между предложением образовательных услуг и потребностями отраслей экономики в квалифицированных кадрах, необходимо разработать и осуществить комплекс мероприятий, включающих определение приоритетных сфер, специальностей и направлений профессиональной подготовки, в отношении которых будут осуществляться меры государственной поддержки, приведение структуры подготовки кадров в соответствие с перспективными направлениями развития экономики и социальной сфер региона;. проведение экспертизы и переаттестации всех образовательных программ по экономическим, управленческим и юридическим дисциплинам; повторное лицензирование филиалов высших учебных заведений, а также негосударственных вузов, выдающих дипломы государственного образца.

Теоретическая и практическая значимость работы.

Теоретическая значимость исследования заключается в теоретическом обосновании и разработке новой региональной концептуальной модели социально-трудовой мобильности молодежи, позволяющей определить ее векторную направленность в интересах экономических потребностей региона; теоретическом обосновании кластерной социально-экономической системы формирования социально-трудовой мобильности молодежи региона, включающей новые экономические отношения; теоретическом обосновании новой модели интегративной социально-экономической системы преемственности действий учреждений, предприятий, организаций региона по формированию социально-трудовой мобильности молодежи. Эти результаты позволяют по новому осмыслить само содержание социальной политики в отношении молодежи и, главное, создают теоретическую базу для формирования новых теоретических подходов для дальнейших исследований проблем развития трудовых ресурсов молодежи, трудовой социализации личности в новых социально-экономических условиях развития российских регионов.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы для выработки эффективных направлений работы с молодежью, формирования ее социально-экономической траектории и карьерной ориентации, социологического консультирования, разработки региональных программ социального развития, проведения конкретных форсайт-социологических исследований в области трудоустройства, профессиональной подготовки и повышении квалификации кадров. Эмпирические результаты исследования, раскрывающие тенденции и механизмы социально-трудовой мобильности молодежи, могут быть использованы в процесс регулирования социальных отношений с целью предотвращения развития тенденций депрофессионализации в современном российском обществе, снижения безработицы, повышения качества трудовых ресурсов, недопущения дальнейшей разбалансированности профессионально-трудового пространства.

Результаты исследования также могут быть использованы при разработке региональных программ работы с молодежью, областных целевых программ, включающих мероприятия по оптимизации процессов ее профессионального становления, профессионального самоопределения, при разработке курсов: «Экономическая социология», «Социология молодежи», «Социология труда», «Профессиональная ориентация», «Профессиональное самоопределение молодежи», «Социология управления», «Социология инноватики», «Социология профессий и профессиональных групп», «Демография».

Основные положения диссертационного исследования могут найти применение в системе профессиональной подготовки специалистов по работе с молодежью, разработки учебных и учебно-методических пособий по различным направлениям прикладной социологии.

Апробация результатов исследования.

Основные идеи и выводы работы были представлены на научно-практических семинарах и конференциях, конгрессах различного уровня:

на региональных научно-практических и научно-теоретических конференциях: «Региональные проблемы вузов». Самарский государственный университет (Самара, октябрь 2003г.), «Татищевские чтения». Волжский университет им. Н. В.Татищева, (Тольятти, ноябрь 2004 г.), «Социальные практики: человек в социокультурном пространстве» (Самара, февраль 2005 г.), «Человеческие ресурсы в трудовой сфере (на примере ОАО «АВТОВАЗ») Тольяттинский государственный университет, (Тольятти, январь 2006 г.), «Проблемы региональной журналистики», (г. Тольятти, октябрь 2007 г.; «Социальные практики в трудовой сфере» ОАО АВТОВАЗ, (г. Тольятти, ноябрь 2009 г.);

на международных и российских научно-практических и научно-теоретических конференциях: «Профессиональное становление студента – гуманитария» «Сорокинские чтения», (Москва, декабрь 2009г.), «Системный подход к проектированию трудовых ресурсов и трудового потенциала молодежи в Самарском регионе» (Пенза, июнь 2009г.), «Трудовые ресурсы и трудовой потенциал молодежи в Самарском регионе» (Пенза, сентябрь 2009г.), «Социологические аспекты проектирования государственной системы профессионального становления молодежи в Самарском регионе» (Волгоград, ноябрь 2009г.), « Потребительское поведение в сфере получения дополнительного профессионального образования как социально-экономическая проблема» (Тольятти, февраль 2010г.), « Социально-экономические аспекты взаимодействия российских вузов и современного рынка» (IX международная научно – практическая конференция, Кострома, март 2010г.), « Молодежная политика в России: проблемы, идеи, решения» (форум, мастеркласс по направлению «Проблемы трудоустройства молодежи» (Тольятти, ноябрь 2009г.), «Социально-экономические проблемы России и Германии» (IV Международная конференция. Тольятти, октябрь 2010г.), «Социологический анализ рынка труда г. о. Тольятти» (IV Всероссийская конференция. Москва, МГУ, декабрь 2010г.); Социально-экономические аспекты взаимодействия российских вузов и современного рынка труда (Материалы VIII Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики»//Гуманитарные и социальные науки, образование. Тольятти: Волжский университет им. В. Н.Татищева, 2011), Социально-трудовая мобильность молодежи как социально- экономическая проблема: отечественный и зарубежный опыт («Иркутск: традиции и проектирование будущего». Иркутск, 2011.

Автор принимал участие в разработке региональной программы профессиональной ориентации молодежи и ее практической реализации профориентационным центром г. о. Тольятти. Результаты исследований обсуждались на заседаниях и семинарах Ресурсного центра Департамента образования г. о. Тольятти. Результаты исследования докладывались также на заседании кафедры социологии Тольяттинского государственного университета.

Результаты авторских исследований неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры социологии, социальной политики и регионоведения Поволжской академии государственной службы им. П. А.Столыпина, на кафедре социологии и гуманитарных проблем интеллектуальной собственности Российского государственного института интеллектуальной собственности г. Москвы в 2007-2008 годах. На базе эмпирических исследований автором разработаны учебно-коррекционные программы для учащихся 8-9 и 10-11 классов, которые используются в образовательной практике Самарской и Саратовской областей: «Введение в мир профессий», «Твоя профессиональная карьера», «Формирование профессиональной самоидентификации студентов социологических профессий» для студентов Тольяттинского государственного университета, «Эффективный профессионал» – для молодых специалистов, «Модель конкурентоспособного специалиста» – для специалистов по организации работы с молодежью с целью повышения их квалификации.

Совместно с департаментом образования Самарской области, образовательными учреждениями региона и городской думой г. о. Тольятти разработаны авторские учебно-коррекционные программы непрерывного профессионального образования молодежи, программы повышения квалификации и профессиональной переподготовки учителей, одобренные Институтом непрерывного профессионального образования Тольяттинского государственного университета, департаментом социальной защиты мэрии г. о. Тольятти, департаментом труда и занятости Самарской области, Правительством Самарской области и рекомендованные к использованию и используемые в Самарской области.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой социологии, социальной политики и регионоведения Поволжской академии государственной службы имени П. А. Столыпина.

Основные положения, результаты и выводы диссертационного исследования отражены в 46 научных публикациях, общим объемом 44 п. л., в том числе 11 в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, включающих 10 параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, освещается степень ее разработанности, определяются объект и предмет, цели и задачи исследования, обозначается его теоретико-методологическая и эмпирическая база, формулируются новизна, теоретическая и практическая значимость и основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава – «Социально-трудовая мобильность и профессиональная ориентация молодежи: теоретико-методологический анализ» включает четыре параграфа, характеризующих научный статус проблемы и теоретико-методологические аспекты ее изучения.

Первый параграф «Генезис научных представлений о социально-трудовой мобильности и профессиональной ориентации молодежи» посвящен рассмотрению проблемы вовлечения молодежи в трудовую деятельность, ее роль в развитии общества с давних пор привлекала умы человечества. Философы, социологи, психологи убедительно доказали, что в истории человеческого общества прежде всего отражена история труда.

Автор обстоятельно раскрывает характеристики социальной и трудовой мобильности молодежи. Изучение отечественной литературы показывает, что само понятие «мобильность» не имеет однозначной и точной трактовки.

Прежде всего, социально – трудовая мобильность молодежи как предмет исследования и самостоятельное направление в ряде научных работ связывается с возрастными особенностями развития школьников (А. М. Кухарчук, П. А. Шавир, В. В. Ярошенко), подготовкой выпускников школы к выбору профессии и самого акта выбора (И. В. Михайлов), В. Ф. Сахаров, А. Д. Сазонов).

Разночтение в понимании сущности «социально-трудовой мобильности» объясняется многоаспектностью, разнохарактерностью, многокомпонентностью и многофакторностью этой сравнительно недавно введенной социальной категории.

Таким образом, генезис научных представлений о социально-трудовой мобильности и профессиональной ориентации молодежи раскрывает увеличение интенсивности социальной и трудовой мобильности в результате структурных изменений в экономике. Социально-экономические процессы, влияющие на социальную и трудовую мобильность, в частности уровень развития экономики, демографические факторы, технологические и т. д. Исследования подтвердили, что социально-трудовая мобильность в различные периоды времени и различных регионах имеет неодинаковую интенсивность и направленность. Сделан вывод о неравенстве жизненных шансов отдельных групп в возможности социальных и трудовых перемещений.

Одной из главных сфер жизнедеятельности при социализации является трудовая сфера и связанный с ней выбор профессии. Профессиональное самоопределение накладывает отпечаток на всю дальнейшую жизнь человека, так как кадрово-профессиональная структура является одним из оснований стратификации общества. Социализация как процесс «очеловечивания», «встраивания» личности в разнообразные общности и структуры, нахождение своего социального положения и достижения социального статуса может рассматриваться через призму ролевых концепций и статусной теории.

Процесс социально-трудовой мобильности личности рассматривается с различных точек зрения. Одни ученые определяют его с позиции личностно-ориентированного подхода как степень самооценки в качестве специалиста определенной профессии и профессиональной направленности, в которой отражается установка на развитие профессионально значимых качеств (В. Л. Гребнева, Т. В. Кудрявцева, К. К. Платонов); другие – как развернутую, активную деятельность, принимающую то, или иное содержание в зависимости от этапа развития личности как субъекта труда, то есть с позиции личностно – деятельностного подхода (С. Н. Чистякова, П. А. Шавир).

Таким образом, одной из главных сфер жизнедеятельности при социализации является трудовая сфера и связанный с ней выбор профессии. Профессиональное самоопределение накладывает отпечаток на всю дальнейшую жизнь человека, так как кадрово-профессиональная структура является одним из оснований стратификации общества. Социализация как процесс «очеловечивания», «встраивания» личности в разнообразные общности и структуры, нахождение своего социального положения и достижения социального статуса может рассматриваться через призму ролевых концепций и статусной теории.

Во втором параграфе «Методология системного исследования социально- трудовой мобильности на рынке труда» автор анализирует условия перехода к рыночной экономике, где возникает потребность разработки качественного системного подхода к исследованию процессов мобильности молодежи на рынке труда, благодаря которому стало бы возможным пока­зать причинно-следственные связи трудовых перемещений в системе рыноч­ных отношений.

Трудовая мобильность находится в тесной взаимосвязи с социальной мобильностью: от того, насколько эффективно и полно выполняет свои функции социальная мобильность, зависят количественные и качественные характеристики трудовой мобильности. При этом следует учитывать, что и социальные и экономические про­цессы происходят на определенном географическом территориальном пространстве. Также и мобильность рабочей силы на рынке труда в большей степени детерминиру­ется такими показателями регионального местоположения, как структура и численность населения, доля в нем экономически активного населения и т. д. Таким образом, на процессы мобильности трудовых сил на рынке труда большое влияние оказывают факторы демографического порядка.

Социальная мобильность рабочей силы характеризует такие формы движения населения, которые влияют на изменение социальной структуры общества.

Социальная мобильность находится в тесной взаимосвязи с социаль­ным окружением. С одной стороны мобильность является производной про­цессов, происходящих в пределах социального окружения, с другой – струк­тура социального окружения во многом определяется характером и направ­ленностью социальной мобильности.

Экономическая мобильность охватывает все формы движения рабочей силы как по вертикали (смена трудовых функций), так и по горизонтали (смена места приложения труда). Таким образом, экономическую мобильность рабочей силы мы определяем как движение занятых в общественном производстве, вследствие которого под воздействием спроса и предложения на рынке труда меняется структура занятости.

Демографическая мобильность рабочей силы охватывает естественное и механическое движение населения. С точки зрения проблематики трудовой мобильности на рынке труда рассмотрению в первую очередь подвергаются следующие характеристики: численность и состав населения, численность населения в трудоспособном возрасте, изменение возрастной структуры населения в трудоспособном возрасте, отраслевой и профессиональный состав занятого населения, образовательный уровень населения и др.

Психологическая мобильность рабочей силы находит свое выражение в активности работника как представителя рабочей силы на рынке труда. Активность представляет собой целенаправленное действие внутренних сил человека для изменения или сохранения целей и способов их достижения. Активность работника, как продавца своей рабочей силы является предпосыл­кой повышения мобильности на рынке труда, с целью удовлетворения лич­ностных потребностей.

Таким образом, мобильность рабочей силы на рынке труда определяется внутренними и внешними факторами активности работника. К внутренним факторам мобильности рабочей силы относятся: самопостановка задачи, выбор цели, саморегуляция, формирование целевой установки, осмысление ситуации, самооценка и оценка окружающей действительности, мотивация деятельности. Внешние факторы мобильности рабочей силы выступают как демонстрация внутренней активности и выражаются в смене функций труда и смене места приложения труда. Характер и уровень воздействия данных факторов на социально-трудовую мобильность молодежи на рынке труда может варьироваться в зависимости от условий, формирующихся под влиянием социально-экономической политики, проводимой государством, и механизмов поведения индивида, как носителя рабочей силы.

В третьем параграфе «Механизм социально-трудовой мобильности и профессиональной ориентации молодежи на современном рынке труда» раскрывается сущность процессов социально-трудовой мобильности молодежи на рынке труда, где необхо­димо иметь представление о природе самого рынка труда, как основы соци­ально-экономических отношений.

Принято выделять единое понятие рынка труда, определяемое спросом и предложением рабочей силы. Но в то же время в рамках рынка труда можно выделить два компонента: рынок рабочих мест и рынок рабочей силы.

Рассматривая влияние научно-технического прогресса на динамику производства, можно выделить следующие моменты: происходит трансформация производства, повышается его технический и технологический уровень, происходит квалификационное обновление кадров, способных оперировать новым оборудованием. Мобильность рабочей силы на рынке рабочий мест, вызванная внедрением достижений научно-технического прогресса в производство, находит свое выражение в экономической и социально-психологической эффективности.

Экономическая эффективность измеряется показателями экономии труда, экономии материальных ресурсов, повышения производительности труда, повышения технического уровня и качества продукции и сроков возмещения затрат на внедрение, способствует созданию новых рабочих мест и соответствующих им рабочих кадров, повышая тем самым интенсивность трудовой мобильности

В системе рынка рабочих мест существует два подхода регулирования уровня занятости, как одного из основных показателей социально-трудовой мобильности молодежи: согласно первому стратегия создания рабочих мест основывается на пассивной политике занятости. Приверженцы второго подхода являются сторонниками активной политики занятости. И те, и другие ратуют за использование средств государственного бюджета для стимулирования новых форм занятости.

Реализация концепции социально-трудовой мобильности молодежи будет максимальной, если будут сформированы условия для экономического роста, социальной стабильности и государственного регулирования процессов занятости.

Таким образом, социально-трудовая мобильность молодежи, являясь показателем эластичности рынка рабочих мест, отражает чувствительность реакции рабочей силы на рынке труда на изменение предложения рабочих мест.

Соответствие спроса и предложения рабочей силы предполагает не только наличие определенного количества работников на рынке труда, но и наличие рабочей силы определенного качества. Если количество работников на рынке труда формируется под воздействием демографических регуляторов, то качественные параметры предложения рабочей силы в большей степени формируются под воздействием социальных факторов, определяемых образованием, профессиональной подготовкой, уровнем квалификации и изменением социально-экономической структуры рабочей силы. Следовательно, предложение рабочей силы на рынке труда состоит не только в воспроизводстве ее количества, но и в совершенствовании качественных показателей рабочей силы. Рост качественных показателей предложения рабочей силы создает предпосылки для значительного повышения уровня трудовой мобильности. Качественное изменение структуры рабочей силы служит объективной основой для формирования эффективной структуры экономики в целом.

Общая концепция механизма системы социально-трудовой мобильности молодежи заключается в следующем: система мобильности фиксирует характер экономической деятельности индивида, формирующийся под воздействием экономических, социальных, демографических и психологических регуляторов. Именно эти факторы и оказывают определяющее влияние на процесс трудовой мобильности на рынке труда. Сущность механизма системы мобильности рабочей силы в полной мере проявляется в выполняемых ею (системой) функциях распределения, перераспределения и обновления рабочей силы на рынке труда.

Структура механизма мобильности рабочей силы на рынке труда состоит из пяти элементов: хозяйственного механизма и способа его управления, структуры общества, экономического положения индивидов, мотивационных механизмов экономического поведения человека на рынке труда и движения рабочей силы на рынке труда.

Таким образом, механизм социально-трудовой мобильности и профессиональной ориентации молодежи на современном рынке труда представляет собой устойчивую систему поведения ин­дивида, социальных групп и общества по поводу распределения, перераспре­деления и обновления рабочей силы, где социальная структура общества и мотивационные механизмы поведения индивида на рынке труда тесно увя­зывают в трудовой мобильности элементы социальной и экономической сферы общества.

Четвертый параграф «Социально-трудовая мобильность молодежи как социально-экономическая проблема» посвящен анализу социально-трудовой мобильности молодежи как особого явления, рассматриваемого с разных позиций; с точки зрения эффективности управления персоналом, и как следствие экономической эффективности организации, и как социальный фактор, влияющий на экономическую эффективность. Особый интерес представляет последняя позиция. Социально-трудовая мобильность молодежи имеет социально-экономическую природу. От поведения молодого человека на рынке труда, его трудового поведения, решительным образом зависит производительность труда, вопросы прибыли, а значит ere экономическая устойчивость и соответственно-экономическая безопасность в условиях рыночной конкуренции.

Социально-трудовая мобильность молодежи является необходимым условием успеха государственных программ борьбы с такими видами безработицы, как структурная и региональная. Для оценки уровня социальной и трудовой мобильности молодежи используются два различных способа:

-  по фактическим данным измеряется уровень реализованной социально – трудовой мобильности (с помощью данных интенсивности и объема миграционных перемещений, текучести, кадровых перемещений);

-  по материалам социологических опросов населения выясняется потенциальная готовность к такого рода изменениям. С точки зрения регулирования рынка труда приоритетное значение имеет анализ внутренней потенциальной мобильности.

Анализ социально-трудовой мобильности молодежи на рынке труда крупного региона представляет особый научный и практический интерес, поскольку социально-трудовая мобильность молодежи рассматривается сквозь призму трудовых отношений, протекающих в регионе. Кроме того, социально-трудовая мобильность молодежи представляет собой сложный процесс, зависящий, как от субъективных установок личности, так и от объективных обстоятельств, одним из которых являются социально-экономические условия крупного социотерриториального комплекса, каковым является регион.

При анализе причин социально-трудовой мобильности молодежи целесообразно применять системный метод, позволяющий выявить единый комплекс факторов, оказывающих влияние на процессы мобильности молодежи. Социологический анализ социально-трудовой мобильности молодежи позволяет выявить основные характеристики изучаемых процессов с целью получения наиболее полной теоретической информации о предмете исследования. Оценка социально-трудовой мобильности может производиться на следующих основаниях: по характеру перемещения, по источнику перемещения, по возрастному показателю, по сфере проявления, по количеству субъектов, по степени свободы и по характеру периодичности возникновения.

По характеру перемещения мобильность может быть горизонтальной или вертикальной. Принадлежность к тому или иному типу мобильности определяется степенью изменения трудового статуса работника. При горизонтальном перемещении социальный статус работника не изменяется, горизонтальное перемещение, как правило, не сопровождается фундаментальным обучением сотрудника новыми знаниями, так как специфика работы остается прежней и применяется для мотивации тех сотрудников, у которых нет возможности продвинуться по службе выше и которые уже долго находятся на одном рабочем месте.

Трудовые перемещения основаны на источнике

перемещения, по которому социально-трудовая мобильность может быть

структурированная и взаимообменная. Структурированная мобильность есть производная социально-экономических изменений, происходящих в обществе. К таким изменениям относится промышленный рост или упадок, изменения в разных формах собственности индивида, трансформация профессиональной структуры рабочих мест и т. д. Взаимообменная мобильность в основе своего возникновения имеет социальные факторы, такие как: предоставление широкого спектра социальных гарантий и льгот, предоставление возможности получения образования, изменения в ценностно-мотивационной структуре общества.

Таким образом, анализ социально-трудовой мобильности молодежи позволяет выявить объективные источники ее возникновения и подойти к рассмотрению современного состояния социально-трудовой мобильности молодежи в регионе.

Вторая глава «Современное состояние социально-трудовой мобильности молодежи Самарского региона (опыт социологического исследования)» состоит из трех параграфов, где отражается проблема социально-трудовой мобильности молодежи (возраст 14-30 лет). Специфичность данной демографической группы состоит в том, что в нее входят лица, только вступающие в жизнь, делающие свой выбор во всех сферах жизнедеятельности. Именно эта категория населения наиболее активна в своем самоопределении в силу юношеского оптимизма, мобильности.

В первом параграфе «Региональные особенности социально-трудовой мобильности (эмпирический анализ)» анализируются особенности региона, механизмы социально-экономического воздействия на социально-трудовую мобильность молодежи и изменения системы профессиональной ориентации в регионе.

Автор выделяет особенности социально-трудовой мобильности выпускников школ: желание получить образование, желательно высшее характерно для 91,8 % выпускников, независимо от места поселения. Большую реалистичность в выборе профессии проявляют выпускники 9-х и 11-х классов периферийных школ, выделяя профессии престижного ряда, но для себя выбирая более необходимые в промышленности и инфраструктуре собственного поселения, ориентируясь на высшее образование (58%). Не согласованы планы молодежи по профессиональному самоопределению и информация в Самарском регионе, городах и сельских районах, о видах профессионального труда, классификации профессий, характеристики специальностей по различным параметрам, о состоянии рынка труда, потребности в специалистах и рабочих, возможностях трудоустройства. В процессе исследования была обнаружена взаимосвязь между планами на будущее и образованием родителей выпускников. У молодых людей, собирающихся работать, отцы имеют, в основном, начальное профессиональное образование. Начальное и среднее профессиональное образование у отцов тех ребят, которые планируют совмещать работу с учебой, а также поступать в техникум. У респондентов, в чьих планах поступление в вуз после училища, отцы чаще имеют более высокий уровень образования – среднее профессиональное и иногда высшее. У 16 % респондентов, собирающихся работать, отцы имеют неполное среднее образование, и только у 12% – высшее образование. Среди планирующих поступление в вуз только у 8% отцы имеют неполное среднее образование, и уже у 25% таких учащихся отцы имеют высшее образование. Престижность учебного заведения в известной мере определяется представлением о том, какие возможности дает приобретаемая в нем профессия. Профессии, которые, по мнению респондентов, не приносят ни материального, ни статусного вознаграждения, получают по преимуществу дети из менее ресурсообеспеченных семей, а наиболее перспективными профессиями овладевают выходцы из семей с большими ресурсными характеристиками. При ответах на вопрос: «Хотите ли Вы поменять свой социально – профессиональный статус?» 88,8% респондентов ответили утвердительно, только 11,2 % оказались не заинтересоваными в смене статуса.

Эмпирические данные позволяют сделать вывод о том, что связь не имеет линейного характера. Исследование показало, что наибольшее влияние на желание повышать свой социально – профессиональный статус оказывает уровень образования отца, на втором месте стоит собственное образование, а на третьем уровне образование матери.

Дополнительно проведенный детерминационный и дисперсионный анализ показал, что выбор сферы деятельности детьми никак не связан со сферой деятельности родителей. Также нельзя заключить, что существует связь между сферой деятельности родителей и мотивацией респондентов в повышении как социально-профессионального статуса, так и уровня образования.

Результаты проведенного социологического исследования дают основания автору утверждать о доминировании стихийного характера профессионального самоопределения молодежи. Для уменьшения элемента стихийности профессионального самоопределения молодежи необходимо разработать комплексную систему изучения и построения региональной концептуальной модели социально-трудовой мобильности молодежи, включив в нее показатели формирования и развития социально-трудового потенциала молодежи. Достаточно сложную ситуацию для общества и молодежи создает разрыв между намерениями и притязаниями молодых людей и кадрово-профессиональными потребностями современного общества. Для сферы труда и занятости означают в первую очередь то, что усилится тенденция к трудовой гибкости работников. В такой ситуации молодежи необходимо быть готовым к различным изменениям в их трудовой деятельности и незамедлительно на них реагировать. Наиболее стойкими оказываются специалисты, обладающими широким набором навыков, готовые к резким переменам места работы, ориентированные на постоянное (пере)обучение, способные варьировать собственную трудовую деятельность во времени и пространстве, исходя из текущей конъюнктуры. Нелинейность и ситуативность свойственная трудовым процессам заставляет все больше работников следовать данным принципам (нелинейности и ситуативности) при планировании своего трудового пути.

В ходе социологических исследований был выявлен спектр мнений по характеристикам современной молодежи. Фактически заявлены следующие позиции: современная молодежь Самарского региона ориентирована преимущественно на получение знаний, умений и навыков, которые в будущем помогут ей реализовать себя в соответствии со своими жизненными ценностями и приоритетами; молодые люди социализированы недостаточно, в эпоху кризиса их нацеленность на развлечения, досуг, их увлечение различными субкультурами выглядит несоответствующим ситуации и говорит скорее о стремлении спрятаться от кризиса, оттянуть момент взросления, чем о желании ускорить процесс вхождения в изменившуюся социальную среду. В Самарском регионе заметна ориентация на здоровый образ жизни со стороны «продвинутой» молодёжи вопреки падению на социальное дно нищающих сверстников. Последнее уравнивает российскую молодёжь с американской и западно-европейской, что ещё раз свидетельствует о разрастающемся влиянии фактора глобализации на сознание и поведение молодых людей. Анализ показывает, что в условиях общесоциального кризиса, который мы переживаем сегодня семья, образование, здравоохранение и другие социальные института тоже находятся в кризисном состоянии. Но более значимой все, же является другая тенденция, свидетельствующая об ограничении роли молодежи повышением требований к профессиональным качествам работников. При прочих равных условиях приоритет очень часто отдается специалисту, имеющему опыт практической работы по специальности. Поэтому многие молодые специалисты с высоким уровнем образования, но не имеющие трудовой практики, испытывают большие проблемы при устройстве на работу. В итоге многие не могут найти применение своим знаниям, устраиваются не по специальности, в те организации, которые предлагают более выгодные условия, пренебрегая перспективами профессионального роста. Существенную роль здесь играют такие обстоятельства, как связь выбора профессии с социальным положением, социальный капитал семьи, изменения в социально-экономической структуре, уровень безработицы в регионе и другие факторы, определяющие направления и динамику социальных перемещений. Проблема профессиональной ориентации усугубляется структурной неопределенностью рынка труда.

Общей тенденцией в регионе является усиление переориентации работодателей на кадры с средне-специальным образовательным уровнем. Если три года назад большинство экспертов заявляло о потребности своих предприятий в основном в кадрах с высшим образованием, то сегодня доля таких ответов значительно сократилась – с 38% до 17%. Потребность в рабочих кадрах в настоящее время особенно остра в ЖКХ, химической промышленности, транспортной, строительной и правоохранительной областях от 100% до 50%.

В настоящее время можно говорить о насыщении рынка труда кадрами с высшим образованием – за три года с 42% до 17% уменьшилась доля работодателей, заявляющих о наличии на своих предприятиях потребности в таких специалистах. В настоящее время наиболее востребованы кадры в сфере культуры, в автомобилестроении. Изучая перспективы спроса на кадры различной квалификации появляется неуклонная тенденция к спросу специалистов по узким профессиональным сферам. На 2010 г. 23% предприятий планируют сокращение штата сотрудников, 72% респондентов отмечают, что сокращения не планируют, в основном это представители сферы услуг, малый и средний бизнес (91% и 70% соответственно). Заметно изменился за три года и рейтинг факторов, осложняющих трудоустройство выпускников. Из позитивных тенденций надо отметить: снижение доли предприятий, где невозможность приема молодых специалистов связана с объективными финансовыми проблемами, нестабильным экономическим положением – 86% против 63% три года назад; уменьшение количества претензий работодателей к качеству профессиональной подготовки выпускников вузов (с 7% до 2%) и минимум указаний на низкий спрос на рынке труда на предлагаемые университетом специальности (12%). На каждом десятом предприятии региона выпускники вузов составляют основу трудового коллектива – их численность составляет более 34%. Средняя численность выпускников вузов, работающих на обследованных предприятиях, за три года увеличилась с 20% до 60%. Чем крупнее предприятие, тем шире на нем представлены выпускники вузов, активный рост выпускников наблюдается в коммерческой деятельности (около 78%). Среднее число выпускников также различается по отраслям: 50% – в автомобилестроении, 22% – в коммерческой деятельности, 99% в химической промышленности, 67% – в образовании, по 50% в сфере культуры, торгово-бытовом обслуживании, правоохранительных органах. В целом по сравнению с предыдущими показателями наблюдается снижение трудоустройства выпускников в бюджетные предприятия города и отток большинства выпускников в коммерческую деятельность, и сферу торговли. В ходе опроса работодателям предлагалось указать приемлемые для них формы сотрудничества с вузами в решении проблем первичной профессиональной адаптации молодых специалистов. На сотрудничество с вузами по этому направлению настроены 43% работодателей. Из них 20% заявили, что готовы регулярно предоставлять в вузы информацию о недостатках подготовки выпускников, которые выявляются в период начала их трудовой деятельности. 13% готовы присылать в вузы на семинары и тренинги по проблемам профессиональной адаптации сотрудников кадровых служб. Рейтинг трудностей, с которыми выпускники вузов сталкиваются в период профессиональной адаптации, за пять лет почти не изменился. Главными из них по-прежнему остаются недостаток практических навыков и низкая начальная оплата труда.

Недостаток правовой культуры, ограниченные возможности для должностного продвижения, карьеры, необходимость дополнительных знаний, проблемы в межличностных отношениях, отсутствие спроса на выпускников промышленности. Сравнительно реже выпускники вузов сталкиваются с такими проблемами, как недостаточное владение информационными технологиями. Знание иностранного языка, умение работать на компьютере, высокий уровень профессиональной подготовки, востребованная профессия, личные связи, знакомства, возраст, умение находить общий язык с разными людьми считаются основными требованиями современного рынка труда.

Одной из региональных особенностей социально-трудовой мобильности молодежи Самарской области является несогласованность профессиональных планов молодежи и требований рынка труда. Выстраиваются две разные стратегии профессионального выбора молодежи: выбор места обучения или профессии. Эмоциональная оценка будущего влияет на образовательные и профессиональные планы учащихся, формируя социально-трудовую мобильность молодежи. Доминирует социально-профессиональный инфантилизм значительной части молодежи. Региону необходимо использовать в полной мере потенциал внутренней мобильности молодежи, что уменьшит необходимость внешней миграции, ослабляющей местные кадровые ресурсы. Территориальное распределение рабочей силы можно использовать в целях сбалансированности рынка труда. Этот путь решения проблемы дисбаланса спроса и предложения рабочей силы имеет ряд преимуществ перед составлением научно обоснованных прогнозов в кадровой потребности, так как он менее наукоемкий и затратный, более оперативный, нацелен на ближайшую перспективу и быстрый результат.

Таким образом, анализ главных установок молодежи и их жизненных ориентиров позволяет сделать вывод о том, что в новых условиях возникает ценность индивидуальной жизни, хотя цели молодых людей связываются со справедливостью, жизненным благополучием, оптимизмом, личной независимостью. Внедрение инновационной технологии по координации действий социально-экономических структур, определяющих и формирующих социально-трудовую мобильность молодежи Самарского региона, позволит выявлять социологические аспекты экономического проектирования системы координации действий государственных и социально-экономических структур региона по формированию социально-экономической занятости молодежи, учитывая при этом роль макро и микроэкономических условий, как социально – трудовых детерминант профессионального становления молодежи. Внедрение эффективной системы профессионального информирования, консультирования и психологической поддержки молодежи позволит повысить конкурентоспособность и содействовать переориентации молодежи на профессии, востребованные на рынке труда.

Профориентационная работа должна строиться на основе прогнозирования спроса экономики на кадры различной квалификации в регионе. Ответственность за его организацию целесообразно возложить на соответствующие государственные органы, сферой компетенции которых являются регулирование рынка труда и занятости, организация профессиональной подготовки кадров.

Социологические исследования позволили изучить потенциал рынка труда Самарского региона, т. е. социально-экономические условия региона как в аспекте удовлетворения потребностей в эффективном трудоустройстве горожан, так и потребности работодателей в трудовых ресурсах: руководители крупных промышленных предприятий отмечают о необходимости помощи государства в реализации программ переподготовки персонала; руководители средних и малых предприятий в большей степени заинтересованы в развитии внешнего рынка труда; официальная часть открытого рынка труда характеризуется значительным количеством вакансий для трудоустройства по рабочим профессиям; безработная молодежь проявляет большую заинтересованность в переподготовке, чем безработные старшего возраста; стратегии трудоустройства молодежи чаще включают возможности переезда в другие регионы для трудоустройства, чем людей старшего и среднего возраста; рынок труда Самарского региона обладает значительным потенциалом в аспекте трудоустройства работников с начальным и средним профессиональным образованием, в то время как трудовой потенциал нуждающихся в работе ориентирован на сферу коммерции, бизнеса, торговли; уровень притязания безработных на размер заработной платы, выше, чем предлагаемые работодателями заработные платы.

Автор делает вывод о том, что формирование социально-трудового потенциала коррелирует с социальной обстановкой в обществе. Любые рекомендации, направленные на повышение социально-трудового потенциала молодежи, не могут быть реализованы без учета факторов макро – мезо – и микроуровней. Несмотря на то, что современная молодежь считает себя самостоятельной, независимой от государства, ее положение остается неразрывно связанным с экономическим положением в регионе.

Во втором параграфе «Факторы и механизмы социально-экономического воздействия на социально-трудовую мобильность молодежи» выявляются факторы и механизмы социально-экономического воздействия на социально-трудовую мобильность молодежи, где профессиональное самоопределение и выбор профессий молодежью происходит с учетом, социально-экономических процессов: структурные преобразования в экономике региона, тяжелая экологическая ситуация, изменение демографической ситуации, рост сельской безработицы, нарастание интенсивности предложения свободной рабочей силы, которая характеризуется низким профессионально-квалификационным уровнем, продолжающаяся маргинализация населения, активное «перемещение» в города жителей села, не имеющих образовательной, профессиональной подготовки и четких нормативно-ценностных ориентаций, неоднозначность миграционных процессов: «отток» квалифицированных специалистов в Россию и страны СНГ, неконтролируемый «приток» малоквалифицированных работников из бывших республик союза, появление мощных «торгово-криминальных» организаций из представителей стран Юго-Восточного региона.

Департамент образования по прогнозированию, подготовке и расстановке кадров Самарской области налаживает взаимодействие с различными учебными заведениями за пределами региона. Однако анализ статистической информации показывает, что из более чем трех тысяч человек, ежегодно направляемых по различным дефицитным для региона профессиям, большинство из них (свыше 55%) устраиваются работать за пределами Самарского региона.

Изучение экономических и социальных факторов профессионального самоопределения и социально-трудовой мобильности молодежи свидетельствует о том, что самый главный институт общества – институт образования, закладывает потенциал будущих жизненных разочарований, крушений планов, иллюзий, создаваемых и пестуемых в процессе обучения в школе. Система профессиональной ориентации, обучения, информирования в современной школе требуют коренного переустройства, смены общей парадигмы, существовавшей до сих пор. Это подтверждает вывод о необходимости смены концептуальных подходов к формированию системы социально-трудовой мобильности молодежи.

Дестабилизирующим фактором для стратификационных процессов является разрастание численности маргинальных слоев: безработных, лиц, без определенных занятий и определенного места жительства, беженцев из бывших республик СССР, а также участников преступных группировок. Разрушение привычных, социально-гарантированных форм организации труда, быта, а также культурных норм и ценностей обусловливает появление большого числа людей, утративших прежний социально-экономический статус, а потому отчаявшихся, отказавшихся от нравственных принципов поведения. Сложнейшую проблему на данный момент представляет ресоциализация и адаптация лиц, осужденных и находящихся в местах лишения свободы, а также отбывающих наказание без лишения свободы.

На данный момент отсутствует согласованная система воздействия на социально-профессиональное самоопределение. Формирование профессиональных ориентаций молодежи происходит помимо государственных социальных институтов, старательно оттекая их и не соприкасаясь. Для молодежи не созданы условия, позволяющие трудом и предприимчивостью обеспечить себе соответствующие материальные блага; отсутствует адресность и гарантии социальной поддержки со стороны государства, в первую очередь, экономически незащищенным слоям населения; не существует условий для вхождения человека в «информационное общество». Автор предлагает опираться на следующие принципы: учет целей развития региона в соответствии с экономикой Самарской области, которые характеризуются стремительностью изменений на рынке высокотехнологических и наукоемких услуг, быстро возрастающей сложностью производства, резким нарастанием конкуренции со стороны, как российских регионов, так и зарубежных государств. В этих условиях, одной из решающей составляющих мощного прорыва вперед в экономическом плане являются квалифицированные человеческие ресурсы, уровень профессиональной компетенции которых соответствует новой инновационной модели экономики региона; опережающей системы профессионально-ориентированной работы; учет и использование специфических социально-психологических и национальных особенностей молодежи региона, влияющих на становление тех или иных форм собственности, организацию производства, трудовую активность и мобильность населения.

На социально-трудовую мобильность оказывают влияние процессы, протекающие в мире; общественное устройство; этнокультурные стереотипы современного этапа социального процесса; система социальных норм и ценностей; изменения в видах и формах трудовой деятельности, перечень профессий и их престиж в общественном мнении; демографические процессы; региональные особенности территории, ее национальный состав.

Социально-трудовая мобильность молодежи Самарского региона имеет несколько характерных особенностей: профессиональный выбор молодежи не соответствует потребностям экономики региона в кадрах, что связано с формированием в общественном сознании определенного престижного «ряда» профессий и непродуманной структурой учебных заведений; практически не согласованы профессиональное самоопределение молодежи и информация о видах профессионального труда, классификации профессий, характеристики специальностей по различным параметрам; нет доступной информации о состоянии регионального рынка труда, потребности в специалистах и рабочих и возможностях трудоустройства выпускников образовательных учреждений профессионального образования, техникумов и вузов. Между тем выпускники периферийных школ проявляют большую реалистичность в выборе профессии, выделяя профессии престижного ряда, но для себя выбирая более необходимые в промышленности и инфраструктуре собственного поселения; независимо от успеваемости слушатели высказывают предпочтение одних и тех же учебных заведений и профессий, ориентируясь на новые социально – экономические условия жизни и рынок труда; учащиеся профессиональных училищ воспроизводят образовательный и профессиональный статус своих родителей и имеют небольшие шансы продемонстрировать вертикальную восходящую мобильность в уровне образования и достижения желаемой профессиональной роли; среди студенческой молодежи существует определенный слой, считающий криминальную деятельность вполне возможной и выбирающий «профессии» преступного мира только для получения материальных ценностей. Одной из причин этого является наличие «массовизации» набора в учебные заведения, которые прошли аккредитацию и сертификацию. В ходе исследования было выявлено, что к организации социально-экономических взаимосвязей учреждений, предприятий и организаций региона по вопросам социально-трудовой мобильности молодежи следует подходить системно, заранее проектируя основные направления реализации их взаимодействия, закладывая социально-экономические, социологические, психологические, педагогические, правовые, дидактические условия координации их деятельности.

В третьем параграфе «Изменения системы профессиональной ориентации как условие развития социально-трудовой мобильности молодежи региона» рассматривается процесс перестройки системы профессиональной ориентации, поскольку он не вполне соответствует современным социально-экономическим условиям развития общества и личности и предлагается ряд конкретных социально-экономических и управленческих решений на общефедеральном, региональном, муниципальном уровне, которые предусматривают следующие этапы: создание при органах государственной власти и местного самоуправления Самарского региона экспертных групп, занимающихся изучением, прогнозированием развития и разработкой мер по профилактике и коррекции негативных последствий проявления профессионального социального риска в молодежном социуме; изучение региональным центром по трудоустройству, переобучению и профориентации окружающего образовательного учреждения социума и выбор учреждений, обладающих наибольшими возможностями по организации профориентационной деятельности с молодежью; организация департаментом по подготовке кадров г. Самары социально-профориентационной среды образовательных учреждений через предприятия и частные лица, имеющие возможность оказать помощь молодежи в трудоустройстве и профессиональном самоопределении; социологический анализ регионального центра по трудоустройству, переобучению и профориентации профориентационного потенциала отобранных учреждений социума; составление совместно с учреждениями социума плана профориентационной деятельности с молодежью различных возрастных групп; определение Госкомитетом по труду и занятости Самарской области и департаментом по подготовке кадров г. Самара наиболее действенных форм, методов и средств проведения профориентационной деятельности; социологический мониторинг эффективности совместно проводимой профориентационной деятельности; внесение корректив Госкомитетом по труду и занятости РФ в систему координации социальных действий образовательных учреждений и организаций, предприятий социума по социально-трудовой мобильности молодежи; форсайт-анализ деятельности федеральных органов в лице Министерства образования и науки РФ по отлаживанию системы работы по профориентации и социально-трудовой мобильности молодежи.

Поскольку профориентационная работа в регионе осуществляется эпизодически, следует отметить, что профориентационные мероприятия, проводимые в образовательных учреждениях, не вызывают у молодежи интереса: практически не согласованы планы молодежи по профессиональному самоопределению и информация о видах профессионального труда, классификации профессий, характеристики специальностей по различным параметрам, о состоянии рынка труда, потребности в специалистах и рабочих, возможностях трудоустройства; выявлены новые тенденции и изменения в системе профессиональной ориентации как факторе оптимизации социально-трудовой мобильности молодежи, где проведен социологический анализ изменения в рейтинге профессий среди выпускников школ, раскрыт «дрейф» престижности на фоне изменения ценностно-нормативной системы и мотивационной сферы при выборе профессий. В этих условиях необходима новая, инновационная технология формирования системы социально-трудовой мобильности молодежи. В настоящее время выпускники средних образовательных учреждений и учащиеся учреждений начального профессионального образования ориентированы на получение в основном управленческих, экономических, юридических и финансовых специальностей; выявлено, что механизмами регулирования социально-трудовых установок молодежи являются: институциональный (нормативно-правовая база, государственная кадровая политика в системе образования), организационный (условия внутриобразовательной среды: социальные, бытовые, психологические), экономический (оптимальность, эффективность, структуриризация) и личностно-мотивационный (потребности, ценностные ориентации, интересы и мотивы) механизмы.

Таким образом, результаты проведенного социологического исследования дают основания автору утверждать о доминировании стихийного характера профессионального самоопределения молодежи. Для уменьшения элемента стихийности профессионального самоопределения необходимо разработать региональную концептуальную модель социально-трудовой мобильности молодежи, включив в нее показатели развития социально-трудового потенциала молодежи, а также необходимо предложить инновационную технологию формирования социально-трудового потенциала молодежи региона, как составной части системы социально-трудовой мобильности молодежи. Региону необходимо использовать в полной мере потенциал внутренней мобильности молодежи, что уменьшит необходимость внешней миграции, ослабляющей местные кадровые ресурсы.

Территориальное распределение рабочей силы можно использовать в целях сбалансированности рынка труда. Этот путь решения проблемы дисбаланса спроса и предложения рабочей силы имеет ряд преимуществ перед составлением научно обоснованных прогнозов в кадровой потребности, так как он менее наукоемкий и затратный, более оперативный, нацелен на ближайшую перспективу и быстрый результат. Кроме того, необходимо принимать меры для привлечения специалистов и, в первую очередь, молодежи, используя систему льгот (предоставление кредитов на жилье, содействие предпринимательству путем льготного налогообложения, выдача субсидий на организацию собственного дела).

Современная молодежь оценивает события и явления, происходящие в их жизни и имеющие определенное влияние на эмоциональное самочувствие, здесь можно выделить факторы, которые в значительной степени предопределяют его современное состояние. К таким факторам молодые люди относят: профессиональный, достижительный, материальный, финансовый и экономический, что в существенной степени определяет наличие или отсутствие внутреннего комфорта. Как видим, все они относятся к факторам социально-трудового характера.

Социально-экономический потенциал современной молодежи характеризуется как нестабильный, несмотря на то, что тольяттинская молодежь оценила уровень своей жизни как средний. Живя в ситуации кризиса, респонденты все чаще отдают предпочтение работе с высокой заработанной платой, материальной выгодой, не всегда соответствующей специализации. Однако нельзя в полной мере утверждать, что тольяттинская молодежь утратила этику труда и воспринимает его лишь как необходимую повинность. Есть определенная доля респондентов, которая реализовывается в процессе труда, творчески подходит к работе, что повышает ее социально-экономический потенциал.

Состояние образовательного потенциала характеризуется существенным увеличением доли молодежи, имеющей высшее образование. На основе анализа результатов, можно сделать вывод, что в целом молодые девушки отличаются более высоким уровнем образования, чем юноши. Состояние культурно-духовного потенциала молодежи характеризуется усилением веса материальных ценностей (материальный достаток, карьера, стабильный доход). Однако терминальные ценности по-прежнему играют важную роль (семья, дети, друзья, любовь, досуг).

Анализ результатов исследования позволяет утверждать, что идет постепенное осознание молодежью региона новой социально-экономической ситуации, отраженное в ценностных ориентациях и культурно-духовном потенциале. Увеличивается количество молодых людей, отказывающихся от ожиданий патернализма со стороны государства, понимающих, что лишь от них самих, их действий, их выбора, зависит их собственное благополучие. Результаты исследования показывают, что в настоящий период необходимо формировать новую систему профориентационной работы с молодежью: проведение курсов по подготовке и организации социально-трудовой мобильности молодежи на базе педагогических институтов, гуманитарных университетов, специализированных центров в регионе. Автор на фундаментальной теоретической основе рассматривает сущность и содержание профессиональной среды, методику выявления интересов молодежи, формы и методы проведения в работе в учреждениях социума, единство и координация действий семьи и общественности в лице Министерства образования и науки РФ в осуществлении такой работы. Система профессиональной ориентации, обучения и информирования в современной школе требуют внедрения и развития инновационного кластерного подхода в Самарском регионе.

Таким образом, изложенное приводит к концептуальному выводу: профессиональное самоопределение – сознательное и активное выявление и утверждение собственного статусного и ролевого положения в системе социальных отношений или общественного распределения труда. Социально-трудовая мобильность молодежи протекает под воздействием целого ряда разновекторных социально-экономических факторов, действующих стихийно и целенаправленно. Все эти факторы воздействуют на индивида не непосредственно и автоматически, а опосредованно, через сознание и формирование внутренней активности личности. Выявление этих факторов, анализ их влияния на результат самоопределения открывает путь к пониманию и реконструкции механизма стимулирования профессионального самоопределения молодежи.

Третья глава «Конструирование региональной концептуальной модели социально – трудовой мобильности молодежи» состоит из трех параграфов, где обозначены социально-экономические условия обеспечения региональной концептуальной модели социально-трудовой мобильности молодежи в Самарском регионе с включением паритетного финансирования в рамках образовательного кластера; предложена инновационная технология формирования социально-трудового потенциала молодежи как составной части социально – трудовой мобильности: стратегия развития социально-трудового потенциала молодежи в регионе; представлена региональная концептуальная модель социально-трудовой мобильности молодежи.

В первом параграфе «Социально-экономические технологии конструирования региональной концептуальной модели социально-трудовой мобильности и занятости молодежи» автором обоснована значимость разработки новых подходов к изучению и регулированию социально-трудовой мобильности молодежи, являющейся важным стратегическим ресурсом Самарского региона.

Основными критериями экономического и социального развития региона является состояние социально-трудового потенциала молодежи, эффективности его формирования и использования, что в значительной степени определяется уровнем жизни молодых людей. Это обусловливает необходимость разработки основных социально-экономических условий конструирования развития социально-трудовой мобильности и занятости молодежи на различных уровнях экономики.

Социально-экономическими условиями создания эффективной системы обеспечения региона необходимыми трудовыми ресурсами является использование мотивационных механизмов и методов социальной защиты молодежи с целью обеспечения перспективного развития социально-трудовой мобильности и занятости молодежи. Для этого необходимо: обеспечение сбалансированности профессионально-квалификационной структуры спроса и предложения рабочей силы; повышение эффективности использования трудовых ресурсов молодежи; паритетного финансирования в рамках образовательной кластерной системы в регионе; сохранение и развитие существующих трудовых ресурсов на территории области. Реализация данной стратегии возможна при условии соблюдения следующих принципов: научность и реалистичность в определении потребности в кадрах и возможности их удовлетворения; системность, обусловливающая органическое единство целей, принципов, методов и технологий работы с кадрами; соответствие федеральных и региональных интересов и потребностей; опережающее прогнозирование потребности в кадрах, исходящее из перспектив социально-экономического прогресса, изменения характера труда и социально-экономических преобразований; разработка показателей развития социально-трудового потенциала молодежи; демократичность и социальная справедливость при решении кадровых проблем; гармоничное сочетание интересов человека, общества и государства; правовая обоснованность, устанавливающая верховенство закона в решении кадровых вопросов, запрещающая любые формы ограничения конституционных прав человека на труд по признакам политической, расовой, национальной, языковой, половой, возрастной, религиозной или иной принадлежности; постоянное обновление кадров в сочетании с их преемственностью, направленное на достижение позитивной стабилизации кадров.

Социально-экономические условия обеспечения эффективного развития социально-трудовой мобильности и занятости молодежи позволят: осуществить комплексный подход к решению проблемы обеспечения трудовыми ресурсами соответствующей квалификации всех отраслей экономики Самарского региона; своевременно реагировать на изменения в количественном и качественном составе трудовых ресурсов; повысить социально-трудовой потенциал молодежи; развить и построить показатели развития социально-трудового потенциала молодежи; повысить экономическую активность трудоспособного населения; усилить взаимосвязь рынка образовательных услуг с рынком труда.

В результате конструирования региональной концептуальной модели развития социально-трудовой мобильности и занятости молодежи будет достигнуто: эффективное использование трудовых ресурсов; рациональное территориальное размещение трудовых ресурсов региона; будет сформирована эффективная система профессиональной подготовки и переподготовки кадров, которая в долгосрочной перспективе обеспечит необходимыми кадрами большинство отраслей экономики региона; повысится образовательный уровень специалистов во всех ключевых отраслях экономики Самарского региона; произойдет существенное повышение профессионализма кадров, увеличится их конкурентоспособность на рынке труда. Спроектированная система (см. рис.1)

Социальный региональный заказ на профессионально ориентированную личность

Структурные компоненты

Функциональные компоненты

Социально- экономическая система региона

Социально – трудовая мобильность молодежи

Учреждения, предприятия, организации социума

Цель

Социально-профессиональная ориентация региона

Проектировочный

Содержание воздействия

Конструктивный

Информационное обеспечение

Коммуникативный

Социологи, экономисты, социальные работники, психологи

Координационно- организаторский

Учащиеся

Гностический

Рис. 1. Интегративная социально – экономическая система преемственности

действий учреждений, предприятий, организаций региона

по социально – трудовой мобильности молодежи

предусматривает возвращение посланного обществом выпускника образовательного учреждения заказчику в виде готового к выбору профессии индивида. Из этого логично вытекает и технология реализации системы преемственности социально-экономических действий учреждений социума по социально-трудовой мобильности молодежи. Существо этой технологии состоит в разработке основных направлений реализации взаимосвязей социально-экономических систем по их структурным и функциональным компонентам в соответствии со сформулированными концептуальными положениями.

 Одной из стратегических задач региональной концептуальной модели является создание условий для развития эффективного цивилизованного рынка труда, оперативно обеспечивающего населения, ищущих работу, соответствующей работой, позволяющей за счет собственных доходов обеспечить более высокий уровень потребления, а работодателей - необходимой рабочей силой: снижение безработицы среди молодежи, оказание им помощи в трудоустройстве; дальнейшее развитие системы временной занятости и квотирования рабочих мест для молодежи; совершенствование работы по профилактике безработицы среди молодежи города; улучшение информационного обеспечения политики занятости; развитие кадрового потенциала путем профессионального обучения, переобучения и повышения квалификации; повышение эффективности предоставляемых безработной молодежи услуг. Региональная концептуальная модель включает в себя систему программных мероприятий, направленную на решение ключевых проблем рынка труда и представлена следующими направлениями: обеспечение функционирования рынка труда и содействие трудоустройству, организация занятости молодежи, содействие предпринимательской деятельности молодежи: обеспечение гарантий в сфере труда и занятости молодежи.

Во втором параграфе «Формирование социально-трудового потенциала молодежи как показатель развития социально-трудовой мобильности (на примере Самарской области)» предложены нормы, оценки развития ориентация региона, направленная на позитивную динамику параметров уровня и качества жизни населения. В работе предлагается рассматривать социально-трудовой потенциал молодежи в виде поэтапной системы (Рис. 2).

Повышение адаптированного уровня трудовых ресурсов молодежи

 

Организационная диаграмма

 

Рис.2 Структура социально-трудового потенциала молодежи

Социально-трудовой потенциал молодежи – это резервы наращивания потенциала кадровых ресурсов повышения эффективности ее использования. Возможности улучшения образовательной и профессиональной структуры трудовых ресурсов выражаются в показателях уровня социально-трудового потенциала молодежи. Изучение и формирование социальной и трудовой мобильности молодежи, реализуется с помощью показателей: образовательного, экономического ресурса, социального, трудового, административного ресурсов, общественно-политического, культурно-духовного, психологического, физиологического ресурсов, эмоционального, интеллектуального, коммуникационного, креативного, инновационного ресурсов, квалификационного, профессионального и территориального ресурсов.

Выбор стратегии развития социально-трудового потенциала молодежи можно осуществлять на основе анализа, в основу которого следует положить два критерия: темп роста экономики региона и уровень развития социально-трудового потенциала молодежи. При этом возможны две стратегии: повышение адаптированного уровня трудовых ресурсов молодежи в регионе; повышения уровня конкурентоспособности экономики региона (Рис. 3).

Темп роста экономики

Высокий

горизонтальная

профессиональная,

территориальная,

семейная,

экономическая,

политическая и тд.

восхождение

экономическое,

социальное,

региональное,

профессиональное,

политическое

Социально-трудовая мобильность молодежи

Низкий

вертикальная

индивидуальная

групповая

нисхождение

Стратегия кадровой дифференциации

 

 

Насыщение кадрами

Распределение кадров

 

 

Высококвалифицированный работник

 

 

Сохранение и развитие кадрового ядра региона

Рис.3 Выбор стратегии развития социально-трудового потенциала

с учетом типологии социально-трудовой мобильности молодежи

Интеграция стратегий социально-трудового потенциала и территориального развития Самарского региона является основой для выбора приоритетных методов управления трудовыми ресурсами при различных социально-экономических изменениях. Стратегия кадровой дифференциации региона предполагает насыщение кадрами и распределение кадров, с целью проведения жесткого отбора по профессиональной структуре и уровню образования акцент делается на высококвалифицированных работниках, но с приоритетом профессий для ведущих отраслей экономики региона и требуемым уровнем образования, где осуществляется сохранение кадрового ядра региона. Стратегия кадровой дифференциации региона производит постепенное расширение спектра профессий в регионе на основе их перераспределения из отраслей специализации в восстанавливаемые и новые производства. Характерно то, что предприятиям, учреждениям, организациям региона требуется дополнительная рабочая сила разных специальностей и профессий. Несмотря на это, автор на основе метода анализа иерархий выполнил выбор стратегии развития социально-трудового потенциала молодежи Самарского региона на краткосрочный и долгосрочный периоды, поскольку стратегия развития социально-трудового потенциала молодежи является подсистемой стратегии развития региона в виде конкретных действий, предусматривающих обеспечение территории трудовыми ресурсами в соответствии с требованиями к их численности, квалификационному и профессиональному уровню.

Выявленные возможные структурные сдвиги в ресурсном (трудовом) обеспечении развития отраслей Самарского региона требуют инструментария для достижения сопряженности приоритетных региональных проблем с интересами населения Приволжского округа. Для обеспечения сбалансированного развития социально-трудового потенциала молодежи был разработан механизм регулирования потоками трудовых ресурсов. Основные его принципы: социальная востребованность, что означает, прежде всего, необходимость анализа социально-трудовой мобильности в регионе; рациональное использование и сохранение трудовых ресурсов региона (важно предотвратить отток из региона высококвалифицированных специалистов); социальная мотивация, то есть привлечение к реализации механизма различных участников рынка труда; формирование и развитие особой экономической зоны как условия развития трудовых ресурсов; разграничение и интеграция действий окружных, местных органов власти и предпринимательских структур при реализации данного механизма регулирования. В основе предлагаемой региональной концептуальной модели социально-трудовой мобильности молодежи, механизм развития социально-трудового потенциала молодежи включает в себя структурно-функциональный подход. Он позволяет осуществлять выбор и реализацию решений, с одной стороны, с позиций рациональной миграции, занятости населения, развития образовательной и профессиональной деятельности, с другой – проведения активной кадровой политики предприятиями, учреждениями, организациями региона, т. е. обеспечивая взаимное согласование и интеграцию интересов. Автор приходит к выводу о том, что необходимо также обновить методы регулирования инфраструктуры жизнеобеспечения. Чтобы правильно осуществлять социально-трудовое планирование в регионе: необходимо внедрение новой системы сберегательных программ, в которых могли бы участвовать финансовые структуры федерального уровня; региональные программы, предусматривающие использование ресурсов муниципального и федеральных бюджетов; требуется наличие сильного регионального бюджета и доходов населения на уровне 30 – 40 тыс. рублей в месяц; ссуды на приобретение жилья предприятиями своим сотрудникам, что снимет нагрузку с местных и региональных бюджетов, а предприятиям даст возможность закрепить высококвалифицированные кадры и обеспечить приток молодежи. Правильно сформированный социально-трудовой потенциал молодежи может позволить выйти на новую социально-экономическую позицию по вопросам занятости молодежи и устойчивого экономического роста Самарского региона и обеспечить рациональное размещение производительных сил на территории региона. В современных условиях возникает потребность планирования занятости молодежи с учетом изменения социально-экономических условий в регионе. При этом необходимо учитывать не только потребности предприятий в рабочей силе, но также потребности развития социальной инфраструктуры и социально-культурной сферы региона.

Таким образом, эффективное решение проблемы формирования и использования социально-трудового потенциала населения может быть осуществлено при условии того, что молодежь, проживающая на данной территории, будет рассматриваться в качестве активных субъектов российского современного общества, достойных высокого качества жизни, с целью обеспечения сбалансированного и устойчивого развития социально-трудового потенциала молодежи.

В третьем параграфе «Концептуальная региональная модель социально-трудовой мобильности молодежи» раскрывается социально-экономическая сущность инновационной региональной концептуальной модели социально-трудовой мобильности молодежи, основанной на основных составляющих: методологии исследования социально-трудовой мобильности молодежи, системы социальных и трудовых детерминант, социальных механизмах формирования социально-трудового потенциала молодежи; социологических аспектах экономического проектирования системы координации действий государственных и социально-экономических структур по формированию векторов направленности социально-трудовой мобильности молодежи; современных тенденциях и изменениях в системе профессиональной ориентации региона и совершенствованию институциональных механизмов в сфере трудовой социализации молодежи, а также дается обоснование разработанных автором критериев оценки ее эффективности.

Категория «региональная модель» представляет собой конкретный образ будущей системы, ее структуру, желаемые характеристики и сущностные стороны. Поэтому конструирование региональной модели является важнейшим средством оптимизации внутренней структуры социально-экономической системы и процессов, что позволяет сформулировать комплексное представление о ней, прогнозировать последствия, выбирать из них наиболее рациональные. Сущность региональной социально-трудовой системы в рамках предлагаемой концептуальной схемы видится том, что она представляет собой функционально значимую кластерную социально-экономическую систему, имеющую своим содержанием целенаправленное, организованное регулирование социально-профориентационной среды по формированию социально-трудовой мобильности молодежи, включающая интеграцию деятельности взаимосвязанных социально-экономических систем, обеспечивающаяся установлением тесных преемственных связей между структурными и функциональными компонентами региона в соответствии со сформулированными концептуальными положениями.

В диссертации предлагаются параметры концептуальной модели в системе принципов современного социально-трудового пространства региона. Прежде всего, это принцип региональной целостности, который построен на анализе структуры региональной общности или конкретного регионального сообщества, где важное значение имеют эмпирико-теоретические исследования, так и для практики планирования и развития региона. Такой анализ позволяет получить важную информацию о сущности (типе) данного региона с характерными для него особенностями и проблемами, выявить природу внутрирегиональных процессов. Принцип инновационности изначально утверждает, инновационные подходы в формировании инновационной технологии формирования социально-трудового потенциала молодежи как составной части системы социально-трудовой мобильности молодежи, позволяющей установить последовательность и возможные направления дальнейшего развития потенциалов и провести анализ наиболее проблемных областей мобильности молодежи. Принцип системности в настоящее время связан с проектируемой системой совместной деятельности учреждений, предприятий и организаций региона по созданию эффективной социально-профориентационной среды региона. Социально-экономическая система региона определяется как множество взаимосвязанных структурных и функциональных компонентов. Принцип социальных и трудовых ресурсов построен на использовании показателей социально-трудового потенциала молодежи, которые позволяют определить величину реального социально-трудового потенциала молодежи, что способствует выявлению приоритетов в деятельности региональных органов власти, направленной на повышение адаптивного уровня молодежи и ее трудовых ресурсов, а значит, поможет повысить уровень конкурен­тоспособности экономики региона. Принцип технологизации построен на оценке эффективности использования технологий процессуальных и результатных показателей. К процессуальным показателям отнесены: оптимистическое видение индивидом своего профессионального будущего, более уверенное его поведение на рынке труда, повышение социального и трудового статуса, профессиональной карьеры индивида с учетом влияния социально-обусловленных факторов социально-трудовой мобильности молодежи. На основе анализа результативности, направленности, содержания и применения техник автором выделены следующие социально-экономические технологии конструирования региональной концептуальной модели социально-трудовой мобильности молодежи: образовательные, профориентационные, информационные, профессиональные, экономические, психологические, технологии социальной диагностики и моделирования. Принцип объективности и причинной обусловленности означает непредвзятое рассмотрение социально-экономической среды региона, ее развивающих и ограничивающих факторов, позволяющее исключать искажения в области конструирования региональной концептуальной модели социально-трудовой мобильности молодежи, а также поиск причин, выяснение закономерностей влияния социально-обусловленных и личностных особенностей на структурные элементы социальной и трудовой мобильности молодежи. Принцип консолидации рассматривается как специфическая система экономического поведения молодежи в сфере труда, в основе которой лежат симметричные отношения экономических интересов работников и работодателя, направленные на оптимизацию производственной функции, влияющие на эффективность производственного поведения, где оптимизация производственной функции во многом зависит от тесноты связи интересов работодателя и наемного работника. Принцип профессионализации обеспечивает наличие официальной специализации в сфере профессиональной подготовки, подготовка в рамках образовательного института, сертифицирующего качество образования молодежи, компетентность, практические умения, в которых реализуется полученная формальная подготовка молодого специалиста. Профессия требует длительного специализированного периода подготовки, основанного на нормах и ценностях и профессиональной роли. Принцип непрерывной поэтапной работы направленный на развитие и формирование социально-трудового потенциала молодежи вплоть до их включения в профессиональную среду региона. Принцип паритетного финансирования в рамках образовательного кластера означает использование бюджетных средств и средства заказчика кадров. Бюджетные средства включают нормативное (подушевое финансирование) каждого обучающегося в пределах государственного заказа (задания) «деньги идут за учеником» и целевые средства развития. Средства заказчика кадров включают подушевое финансирование каждого ученика на основе договора между предприятием и обучающимся (именной вексель) «деньги идут за учеником» и целевые средства развития. Принцип интегрирующей кластеризации, который построен на факторах нового знания и инноваций. Отсюда следует, что кластер может служить важным средством не только гармонизации регионального пространства, но и перевода на инновационный путь развития. Совокупность взаимосвязанных учреждений, предприятий и организаций, объединенных по определенному признаку и партнерскими отношениями с предприятиями отрасли. Программно-целевой принцип регулирования занятости молодежи означает ориентирование на конкретные целевые показатели (в цифрах), прежде всего на такой параметр, как создание рабочих мест для молодежи. Эта связь определяется устойчивостью контрактных отношений, обяза­тельств и выгод, которые получают стороны в результате выполнения этих обязательств. Принцип социально-трудовых перемещений направлен на изучение процессов социально-трудовой мобильности в условиях социальной трансформации российского общества. Изучение структурных изменений в обществе, динамики социального статуса, возможных направлений социальных и трудовых перемещений молодежи.

Концептуальная региональная модель обеспечивает процесс трансформации результатов социологических исследований при изменениях указанных параметров на макро-, мезо – и микроуровнях современного общества. Она способствует формированию социально-трудовой мобильности молодежи, включая блоки – рынки образования, рынки труда, паритетное финансирование, образовательный кластер.

В заключении диссертации излагаются наиболее важные теоретические выводы и обобщения, формулируются основные результаты проведенных исследований и обозначаются перспективные направления исследования социально-трудовой мобильности молодежи в современном обществе.

В приложении представлены результаты авторских эмпирических исследований по различным аспектам социально-трудовой мобильности молодежи.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

1. Иванова Т. Н. Организационно-управленческие условия обеспечения эффективности совместной деятельности социально-психологического центра работников предприятий по профессиональной ориентации учащихся школ города // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2006. – №2.- С. 242-246 (0,4 п. л.).

2. Иванова Т. Н. Профессиональное самоопределение молодежи как социальная проблема // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2008. – №1.- С. 12-17 (0,4 п. л.).

3. Иванова Т. Н. Профессиональное самоопределение молодежи как социальная проблема государственного управления // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2008.- №8. – С.12-18 (0,5 п. л.).

4. Иванова Т. Н. Системный подход к проектированию государственной системы профессиональной ориентации учащихся в Самарском регионе // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2008. – №9. – С. 201-208 (0,5 п. л.).

5. Иванова Т. Н. Социальное проектирование системы по профессиональной ориентации молодежи //Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2008. – №8. – С. 18-23 (0,4 п. л.).

6. Иванова Т. Н. Социологическое образование в крупном промышленном городе как социальная проблема //Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2008.-№10.- С. 185-193 (0,6 п. л.).

7. Иванова Т. Н. Потребительское поведение в сфере получения дополнительного профессионального образования как социально–экономическая проблема // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2008.- №10.-С. 177-185 (0,6 п. л.).

8. Иванова Т. Н. Генезис научных представлений о профессиональной ориентации молодежи //Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2008.- №10. – С. 172-177 (0,5 п. л.).

9. Иванова Т. Н. Профессиональное становление гуманитария (на примере Тольяттинского государственного университета) // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Философия и социология; культурология. – 2010.- №1(4).- С. 90-93 (0,5 п. л.).

10. Иванова Т. Н. Проектирование системы профессионального становления молодежи в Самарском регионе // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Философия и социология; культурология. – 2010.-№ 1(4).- С.93-96 (0,4 п. л.).

11.Иванова Т. Н. Социально–экономические аспекты профессиональных устремлений молодежи (на примере Тольяттинского государственного университета) // «Регионология». – 2010.- № 71.- С.207-212 (0,5 п. л.).

Монографии

12. Иванова Т. Н. Социальное проектирование системы управления профессиональной ориентацией молодежи Самарского региона: Монография. – Тольятти: Изд-во ТГУ, 2006.-138 с. (9,8п. л.).

13. Иванова Т. Н. Профессиональная ориентация как фактор развития социально – трудовой мобильности молодежи: Монография. – Тольятти: Изд-во ТГУ, 2009.- 108 с (7,8 п. л.).

14. Иванова Т. Н. Профессиональное самоопределение молодежи как социальная проблема /Т. Н. Иванова// Картина городской жизни Тольятти: опыт комплексного научного подхода: коллективная монография/ Под ред. В. П.Овсянникова и И. В.Цветковой. Тольятти: Изд-во ТГУ, 2010.-210с.-С. 126-144.; (13,3п. л.)

Публикации в других изданиях

15. Иванова Т. Н. Проблема выбора профессии, квалификации и непрерывного //Проблемы непрерывного профессионального образования в педагогических исследованиях: сборник статей четвертой Международной научно-практической конференции СГПУ. – Тольятти: Изд-во ТГУ, 2003.- С.51- 62 (0,5 п. л.).

16. Иванова Т. Н. Модель социальной системы управления совместной деятельностью социально-психологического центра и учреждений социума по профессиональной ориентации учащихся // Интеллектуальная собственность: правовые, экономические и социальные проблемы: сборник Российского государственного института интеллектуальной собственности. – Москва: Изд-во РГИИС, 2003.- С.21-26 (0,4 п. л.).

17. Иванова Т. Н. Воздействие социальных институтов на профессиональное самоопределение молодежи //Интеллектуальная собственность: правовые, экономические и социальные проблемы: сборник Российского государственного института интеллектуальной собственности. – Москва: Изд-во РГИИС, 2003.- С.74-79 (0,5 п. л.).

18. Иванова Т. Н. Социальное проектирование системы управления профессиональной ориентацией молодежи // Интеллектуальная собственность: правовые, экономические и социальные проблемы: сборник Российского государственного института интеллектуальной собственности. Москва: Изд-во РГИИС, 2003.- С.44-46 (0,2 п. л.).

19. Иванова Т. Н. Деятельность социальных институтов по управлению профессиональным самоопределением молодежи // Интеллектуальная собственность: правовые, экономические и социальные проблемы: сборник Российского государственного института интеллектуальной собственности. Москва: Изд-во РГИИС, 2003.- С.91-93 (0,2 п. л.).

20. Иванова Т. Н. Эффективное обслуживание потребителей // Профессиональное развитие личности: сборник ТГУ. Тольятти: Изд-во ТГУ, Выпуск первый, 2004.-С.114-116 (0,2 п. л.).

21.Иванова Т. Н. Теоретико-методологический анализ проблемы профессиональной ориентации молодежи// Профессиональное развитие личности: сборник ТГУ. Тольятти: Изд-во ТГУ, Выпуск первый, 2004. – С. 121-125 (0,3 п. л.).

22. Иванова Т. Н. Технология составления социологической анкеты: курс практической социологии // Профессиональное развитие личности: сборник ТГУ. Тольятти. Изд-во ТГУ, Выпуск первый, 2004. С. 43 – 46 (0,5 п. л.).

23. Иванова Т. Н. Теоретико-методологический анализ проблемы профессиональной ориентации молодежи. – Тольятти: Изд-во ТГУ, 2004. 121 с. (12,0 п. л.).

24. Иванова Т. Н. Технология составления социологической анкеты: курс практической социологии. –Тольятти: Изд-во ТГУ, 2004. – 143 с. (18,5 п. л.).

25. Иванова Т. Н. Инноватика социальной работы. – Тольятти: Изд-во ТГУ, 2006. – 304 с. (19,0 п. л.).

26. Иванова Т. Н.Технологии социальной работы. Тольятти: Изд-во ТГУ, 2006.; -(10,75 п. л.).

27. Иванова Т. Н. Экономическая социология. – Тольятти; Изд—во ТГУ, 2010. – 56 с. (3,8 п. л.).

28. Иванова Т. Н. Социально-психологические технологии // Профессиональное развитие личности: сборник ТГУ. Тольятти. Выпуск первый, 2005. – С.13-18 (0,5 п. л.).

29. Иванова Т. Н. Психологическая стратегия профессионализации личности // Профессиональное развитие личности: сборник ТГУ. Тольятти. Выпуск первый, 2005. – С.68-72 (0,3 п. л.).

30. Иванова Т. Н. Организационно-управленческие условия обеспечения эффективности совместной деятельности социально – психологического центра работников предприятий по профессиональной ориентации учащихся школ города Тольятти // Интеллектуальная собственность: правовые, экономические и социальные проблемы: сборник Российского государственного института интеллектуальной собственности. Москва: Изд-во РГИИС, 2006.- С.41-46 (0,5 п. л.).

31. Иванова Т. Н Психологическая стратегия профессионализации личности журналиста // Тольятти: Изд – во ТГУ, 2006.- С.39-43 (0,4 п. л.).

32. Иванова Т. Н. Деятельность Института непрерывного профессионального образования Тольяттинского государственного университета по формированию конкурентоспособной личности. – Тольятти: Изд – во ТГУ, , 2006.- 23с. (1,6 п. л.).

33. Иванова Т. Н. Методологические основы социальной работы. – Тольятти: Изд – во ТГУ, 2006.- 33с. (2,3п. л.).

34. Иванова Т. Н. Социологический анализ новых социально-экономических условий России на рынке труда. Тольятти: Изд – во ТГУ, 2006. – С.78-82 (0,3п. л.).

35. Иванова Т. Н. Социально – трудовой потенциал молодежи как социологическая проблема // Университетские чтения. Материалы научно – методических чтений ТГУ, 2006.- С.113-116 (0,2п. л.).

36. Иванова Т. Н. Системный подход к проектированию трудовых ресурсов и трудового потенциала молодежи в Самарском регионе // Социально-экономические проблемы развития предприятий и регионов // Материалы докладов всероссийской конференции, май-июнь 2009. – Пенза. С. 62-64. (0,2 п. л.).

37. Иванова Т. Н. Трудовые ресурсы и трудовой потенциал молодежи в Самарском регионе/ Т. Н.Иванова // Сборник статей IX Международной научно-практической конференции. Пенза: Приволжский Дом знаний, 2009.- С. 72-75 (0,2п. л.).

38. Иванова Т. Н. Профессиональное становление студента-гуманитария как социально-экономическая проблема // Татищевские чтения Волжского университета им. В. Н.Татищева. Серия «Гуманитарные науки и образование». Выпуск второй. Тольятти, 2009. ЕУиТ. – С. 260- 274 (1п. л.).

39. Иванова Т. Н. Системный подход к проектированию трудовых ресурсов и трудового потенциала молодежи в Самарском регионе // Татищевские чтения Волжского университета им. В. Н.Татищева. Серия «Гуманитарные науки и образование». Выпуск второй. – Тольятти, 2009. С. 93-113 (1п. л.).

40. Иванова Т. Н Социологические аспекты проектирования государственной системы профессионального ориентирования молодежи // Управление региональными системами: интеграционный подход, факторное обеспечение, методы, модели. Сборник научных статей. Всероссийская научно – практическая конференция. Волгоград. 2009.- С.466-470 (0,4 п. л.)

41. Иванова Т. Н. Социологические аспекты профессиональной ориентации личности в Самарском регионе // Социально-Гуманитарное знание и общественное развитие. Материалы Всероссийской (заочной) научно-практической конференции. Саранск. 2010.-С.42-45 (0,3п. л.).

42. Иванова Т. Н., Ростова А. В. Социально-экономические проблемы женщин на рынке труда (на материале г. о. Тольятти) // Известия государственного университета. Серия 1.: Проблемы образования, науки и культуры. № 5 (84). 2010. С.50-63 (1,0 п. л.).

43. Иванова Т. Н. Социально-экономические аспекты взаимодействия российских вузов и современного рынка труда // Материалы VIII Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» //Гуманитарные и социальные науки, образование. Часть IV. – Тольятти: Волжский университет им. В. Н.Татищева. 2011. – С. 154- 161 (0,5 п. л.).

44. Иванова Т. Н. Социально-трудовая мобильность молодежи как социально- экономическая проблема: отечественный и зарубежный опыт // «Иркутск: традиции и проектирование будущего». Иркутск: Изд-во ИГТУ. 2011. С. 132-135 (0,4 п. л.).

45. Иванова Т. Н. Изменение системы профессиональной ориентации как фактор развития социально – трудовой мобильности молодежи Самарского региона // Материалы всероссийской научно-практической конференции. Улан – Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2011. – С.159-166 (0,5 п. л.).

46. Иванова Т. Н. Факторы социально-экономического воздействия на выбор профессии и профессиональное самоопределение молодежи Самарского региона

(опыт социологического исследования) // Вестник Волжского университета им. В. Н.Татищева. – Научно – теоретический журнал, серия «Гуманитарные науки и образование». – Вып.7.- 2011. – С.132-136 (0,5 п. л.).

Иванова Татьяна Николаевна

Социально-трудовая мобильность молодежи: состояние и перспективы ( региональная специфика)

Автореферат

Ответственный за выпуск – кандидат социологических наук, доцент И. А.Карелина

Подписано к печати 11.01.2012 г.

Формат 60х84/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Гарнитура «Таймс». Усл. печ. л.2,5.

Тираж 120. Заказ №

Для учителей и педагогов

Избранные статьи по педагогической практике

Контрольные работы, задания, педагогические программы      Постоянная ссылка | Все категории




Комментарии Вконтакте







Архивы Pandia.ru
Алфавит: АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФЦЧШЭ Я
  Новые списки

Новости и разделы


Авто
История · Термины
Бытовая техника
Климатическая · Кухонная
Бизнес и финансы
Инвестиции · Недвижимость
Все для дома и дачи
Дача, сад, огород · Интерьер · Кулинария
Дети
Беременность · Прочие материалы
Животные и растения
Компьютеры
Интернет · IP-телефония · Webmasters
Красота и здоровье
Народные рецепты
Новости и события
Общество · Политика · Финансы
Образование и науки
Право · Математика · Экономика
Техника и технологии
Авиация · Военное дело · Металлургия
Производство и промышленность
Cвязь · Машиностроение · Транспорт
Страны мира
Азия · Америка · Африка · Европа
Религия и духовные практики
Секты · Сонники
Словари и справочники
Бизнес · БСЕ · Этимологические · Языковые
Строительство и ремонт
Материалы · Ремонт · Сантехника