Правовой статус сторон





Новые авторы:


Новые материалы:

Правовой статус сторон

Введение

В современных условиях особая роль принадлежит правосудию по гражданским делам. Достаточно сказать, что из общего количества дел, рассматриваемых судами, преобладающее число составляют гражданские дела с тенденцией их дальнейшего увеличения на основе вновь принимаемого законодательства. Рассмотрение и разрешение этих дел затрагивает субъективные права и законные интересы значительной части граждан и организаций как участников гражданского судопроизводства и, главным образом, как сторон гражданского и арбитражного процесса.

Законодательство об арбитражном суде применяет термин «экономические споры» как равнозначный понятию «споры, вытекающие из гражданских правоотношений», что позволяет включить арбитражный процесс в систему гражданского судопроизводства.

В кодексе гражданского и арбитражного процессуального права особое значение приобретает разработка проблемы правового статуса сторон в гражданском и арбитражном процессе. Поэтому задачей данной работы является по возможности выявление сущности процессуального положения истца и ответчика в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Некоторые выводы и положения ряда работ, в которых освящены отдельные вопросы правового положения сторон, являющиеся, с моей точки зрения, обоснованными, использованы при написании этой работы, причем сделана еще и попытка дальше развить эти положения, подкрепить их новыми аргументами применительно к современным условиям.

Процессуальное положение сторон необходимо рассматривать в плане общего вопроса о правовом положении личности в нашем обществе. Естественно, что сфера применения процессуальных прав (гражданское судопроизводство) определяет их специфику и содержание. Сторонам в гражданском судопроизводстве было уделено достаточно внимания. Известны работы Д. М. Чечет, М. А. Гуревича, М. С. Шикарян, М. Рене, А. А. Мельникова.

Особенно интересны работы М. А. Викут о сторонах как субъектах гражданского процессуального правоотношения, где убедительно показано, что стороны – необходимые субъекты процессуальной деятельности. Без них немыслимо гражданское дело, а в особенности дело искового производства. Правильное определение понятия сторон, а также разрешение всех вопросов, связанных с их участием в гражданском судопроизводстве, - одна из предпосылок успешного выполнения стоящих перед судом задач по осуществлению правосудия.

1. Теоретический анализ проблем правового статуса сторон

1.1. Стороны в гражданском процессе

Ученые – процессуалисты по-разному трактуют понятие сторон. По мнению М. А. Викут, истцом является тот, кто обращается в суд с иском о защите своего субъективного права или охраняемого законом интереса, либо тот, в интересах которого предъявлен иск прокурором или органами, государственного управления и лицами, указанными в законе. Ответчиком же выступает лицо, привлеченное к ответу по просьбе истца.

М. С. Шакарян сторонами в процессе считает предполагаемых субъектов спорного материального правоотношения, спор которых о гражданском праве должен разрешить суд.

Следовательно, при определении сторон названные авторы обращают внимание на их материально-правовые и процессуальные признаки.

Но, как справедливо указывает М. С. Шакарян, понятие стороны не может быть сведено только к связи с субъектами материальных правоотношений, хотя в большинстве случаев сторонами в гражданском процессе являются субъекты именно этих правоотношений. Стороны в процессе – институт не материального, а процессуального права. Поэтому здесь должен учитываться процессуальный признак. В противном случае напрашивался бы вывод о том, что при отсутствии материально заинтересованных лиц в процессе нет сторон.

Сторона – основная группа лиц, участвующих в гражданских делах по спорам о праве или охраняемом законе интересе. Согласно ч. 1 ст. 33 ГПК, сторонами в процессе являются истец и ответчик. По закону ими могут быть граждане и организации, пользующиеся правами юридических лиц.

Истец – лицо, в защиту субъективных прав и охраняемых законом интересов которого возбуждено гражданское дело. Как правило, заинтересованное лицо само обращается в суд за защитой своего нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса(п.1 ст.4 ГПК). От его имени в суд может обратиться представитель, наделенный соответствующими полномочиями (ст.43, 46, 48 ГПК). По закону гражданское дело может быть возбуждено прокурором, а также органами государственного управления и другими управомоченными лицами (п.2, 3 ст.4 ГПК). Независимо от того, кем возбуждено гражданское дело, истцом является лицо, в интересах которого предъявлен иск (ч. 2 ст. 33 ГПК).

Ответчик – лицо, привлекаемое судом к ответу по требованию, заявленному истцом. По утверждению истца, которое нарушило или оспаривает его субъективное право или охраняемый законом интерес.

Таким образом, истец и ответчик – субъекты спорного правоотношения или охраняемого законом интереса, подлежащего судебному рассмотрению. Однако вопрос о том, существует ли спорное право, оспаривается ли оно в действительности и оспаривает ли его оспариваемый истцом ответчик, решит суд в результате рассмотрения дела. Поэтому в момент возбуждения процесса лишь предполагается, что истцу принадлежит определенное право и что данное право (интерес) оспаривается им лицом-ответчиком. Исходя из этого можно сказать, что истец и ответчик – предполагаемые субъектов спорного правоотношения или охраняемого законом интереса.


Реферат, диплом, курсовая, контрольная. Точный поиск:

Сторонами в гражданском процессе являются участвующие в деле лица, спор которых о субъективном праве или охраняемом законом личном интересе суд должен рассматривать и разрешать.

Чтобы быть стороной в гражданском процессе, достаточно обладать гражданской процессуальной правоспособностью (ст. 31 ГПК), а чтобы непосредственно (лично) осуществлять свои права в суде и поручать ведение дела представителю, нужно обладать и процессуальной дееспособностью (ст. 32 ГПК).

По точному смыслу закона гражданской процессуальной дееспособностью наделены и могут быть стороны в гражданском процессе организации, пользующиеся правами юридического лица. Это положение основано на гражданско-правовой теории субъектов права. Оно не учитывает, что субъектами ряда отраслей права (трудового, административного, государственного) могут быть и коллективные образования, не являющиеся юридическими лицами, которые могут быть сторонами по делам, возникающим из трудовых, административных и государственных правоотношений, отнесенных к ведению суда (п. п. 1, 3, ст. 25, ст. 231 ГПК). Кроме того, даже в гражданском праве круг коллективных субъектов не ограничивается юридическими лицами.

Стороны в гражданском процессе пользуются равными процессуальными правами (ч. 3 ст. 33 ГПК). Так, праву истца предъявить иск соответствует право ответчика на защиту от иска путем возражений или предъявления встречного иска.

Объем процессуальных прав и обязанностей сторон значительно шире, чем у других лиц, учитывающих в деле, что определяется принципами диспозитивности и состязательности. Наряду с теми правами, которые принадлежат им, как и всем лицам, участвующим в деле (ст. 30 ГПК), стороны вправе распоряжаться своими субъективными правами как материальными, так и процессуальными, поскольку они являются субъектами спорного правоотношения. Только стороны могут распоряжаться объектом процесса: истец вправе отказаться от иска, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований. Ответчик может признать иск. Стороны вправе прекратить спор мировым соглашением, в пользу которой вынесено решение, вправе требовать принудительного исполнения решения, присутствовать при действиях судебного пристава-исполнителя по исполнению решения и совершать другие процессуальные действия, предусмотренные законом.

С процессуальными правами сторон связана их процессуальная обязанность. Стороны обязаны добросовестно исполнять свои процессуальные обязанности. Они несут бремя утверждения фактов, на которые ссылаются в обосновании своих требований и возражений, и обязанность доказывания этих фактов путем предоставления необходимых документов (ст. 50, ч. 3 ст. 61,. Ч. 1 ст. 64, п. 4 ч. 126 и др. ГПК).

Стороны обязаны сообщать суду о перемене своего места жительства и являться в суд; они несут судебные расходы и ряд других обязанностей, предусмотренных законом (ст. 82, 88, 90, 95, 11 и другие ГПК).

Недобросовестное использование процессуальных прав или неисполнение процессуальных обязанностей может иметь для сторон неблагоприятные (невыгодные) последствия (возврат искового заявления, оставления заявления (иска) без рассмотрения, отложения дела, рассмотрение дела в отсутствие стороны, вынесение заочного решения).

В предусмотренных законом случаях за неисполнение процессуальных обязанностей виновная сторона привлекается к ответственности. Так, согласно ст. 92 ГПК, на сторону, недобросовестно заявившую необоснованный иск или спор против иска или систематически противодействовавшую правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела, суд может возложить уплату в пользу другой стороны вознаграждения за фактическую потерю времени.

Согласно ст. 35 ГПК, иск может быть предъявлен совместно нескольким истцам или нескольким ответчикам.

В литературе нередко соучастие на стороне истца называют активным, а на стороне ответчика – пассивным, исходя из того, что возбуждается дело и к участию в нем привлекаются ответчики по инициативе истца. Наименование это условно и не означает пассивности ответчиков. Стороны в процессе равноправны и наделены равными возможностями активно пользоваться всеми предоставленными им законом процессуальными средствами для защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов.

Соучастие может возникнуть и в случае предъявления иска несколькими истцами (соистцами) к нескольким ответчикам (соответчикам). Соучастие на обеих сторонах называется смешанным. По мнению Юдельсона К. С., структура сторон при множественности лиц не меняется, в процессе меняется только две стороны, являющиеся соистцами или соответчиками. Следовательно, процессуальное соучастие возможно как на стороне истца или ответчика, так и на обеих сторонах одновременно.

Соучастники обычно не спорят друг с другом, но даже если между ними возникают разногласия, то их требования, как правило, совместимы и не исключают друг друга. Эта особенность, с точки зрения Н. А. Громошиной, служит существенным признаком соучастия.

В зависимости от характера материально-правовых связей между субъектами спорных правоотношений различают два вида процессуального соучастия – необходимое (обязательное) и факультативное (возможное).

Приглашаем Вас бесплатно открыть свой сайт, который будет размещен внутри портала.
Размещайте новости и пресс-релизы бесплатно, добавляйте фото целыми галереями! Открыть сайт!

Необходимое соучастие – обязательное участие в деле всех субъектов спорного правоотношения в качестве истцов или ответчиков. Оно связано с особенностями спорных материальных правоотношений при множественности их субъектов. Так, по иску о расторжении договора жилищного найма или о признании ордера недействительным в качестве соответчиков должны привлекаться все члены семьи; иск о выделе доли о разделе общей собственности нельзя рассматривать без участия всех соответчиков; требование о праве на наследство либо о признании завещания недействительным невозможно без участия всех наследников по закону. В ряде разъяснений Пленума Верховного Суда РСФСР указывалось на необходимость привлечения в процессе соответчиков, когда этого требует характер спорного правоотношения.

Несоблюдения в практике требования о привлечении соответчиков приводит к вынесению необоснованных решений и к последующей их отмене.

Соучастие факультативно, если требования нескольких истцов или одного истца к нескольким ответчикам могут быть рассмотрены и осуществлены независимо друг от друга.

Например, иски родителей к детям о взыскании алиментов могут быть предъявлены как совместно (в одном деле), так и раздельно к каждому из детей либо по всем одновременно.

Факультативное процессуальное соучастие возможно лишь в случаях, когда оно соответствует требованию процессуальной экономии, способствуя сокращению времени и средств, затрачиваемых на рассмотрение дела, обеспечивая быстрое и правильное разрешение спора (ч. 4 ст. 128 ГПК).

Основная цель института процессуального соучастия – выявление единообразных решений, их стабильность.

Соучастники пользуются правами и несут обязанности сторон в процессе (ст.30, 33, 34 ГПК). Вместе с тем их положение в процессе регулируется ст. 35 ГПК. Каждый из истцов или ответчиков по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно и в своих действиях не зависит от других соучастников; он может, например, признать иск или отказаться от него, заявить любое ходатайство без согласования с остальными. Соучастники могут поручить ведение дела к одному из них, причем даже в том случае, если соучастники не имеют общего права ведения чужих дел (п. 6 ст. 44 ГПК). Это поручение должно быть надлежащим образом оформлено (ст. ст. 45, 46 ГПК). Практическое значение данного правила состоит в том, что им достигается экономия времени суда и сторон. Но это не значит, что другие соучастники не могут давать объяснения и совершать другие процессуальные действия, если они того пожелают, или если этого потребует суд.

При обжаловании решения суда одним из соучастников другие могут присоединиться к поданной жалобе. Такое заявление государственной пошлиной не выплачивается (ст. 290 ГПК) и может быть подано в любое время до рассмотрения дела в кассационной инстанции.

При процессуальном соучастии суд выносит общее решение, в котором определяются права и обязанности каждого из соучастников. Это решение объединенное – в нем должен содержаться ответ по каждому требованию (ст. 202 ГПК).

Обращаясь в суд истец должен доказать наличие спорного правоотношения и принадлежность спорного права именно ему («активная легитимация») и то, что ответственность за нарушение лежит именно на данном ответчике («пассивная легитимация»). При возбуждении дела в суде предполагается, что стороны являются субъектами спорного правоотношения.

Однако иногда в ходе рассмотрения дела, чаще всего в самом начале процесса, исключается само предположение о том, что та, иная или обе стороны являются таковыми субъектами. В этом случае стороны (истец или ответчик, а возможно, что и тот, и другой) признаются ненадлежащими.

Ненадлежащая сторона – лицо, в отношении которого по материалам дела исключается предположение о том, что она является субъектом спорного правоотношения. И напротив, то лицо, в отношении которого по обстоятельствам дела возникает предположение, что именно оно – субъект спорного правоотношения, называется надлежащей стороной.

В отдельных случаях надлежащая сторона может быть определена на основе нормы материального права. Так, согласно ст. 1068 ГК надлежащий ответчик по иску о возмещении вреда, причиненного по вине работников при исполнении ими трудовых обязанностей, - организация. Аналогичные выводы можно сделать из статей 301, 302, 305, 1068-1071, 1079-1080 ГК, ч. 3 ст. 429 ГПК и другие.

В. В. Блажеев считает, что ненадлежащая сторона – процессуально правоспособное лицо. Думаю, что его мнение обосновано по той причине, что ненадлежащая сторона обладает присущими стороне процессуальными правами и обязанностями, так как является субъектом процесса. Иначе невозможно было бы процессуальное общение с нею. Закон установил, что если во время разбирательства дела будет установлено, что иск предъявлен не тем лицом, которому принадлежит право требования, или не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, то суд может с согласия истца, не прекращая дела, допустить замену выбывшего из дела первоначального истца или ответчика надлежащим истцом или ответчиком (ст. 36 ГПК).

Откройте свой блог и публикуйте статьи, новости, пресс-релизы, фотогалереи бесплатно!

Согласие ответчика на его замену или на замену истца по закону не требуется, так как у него отсутствует интерес в недопущении замены.

Ненадлежащая сторона заменяется надлежащей определением суда. Согласие ненадлежащего истца на свою замену означает его отказ от иска и выбытие из процесса. Но для замены ненадлежащего истца необходимо также согласие предполагаемого надлежащего истца на вступление в процесс.

Если первоначальный истец не согласен на замену ненадлежащей стороны или надлежащий истец не согласен на вступление в процесс, то замена ненадлежащей стороны невозможна. Последствия этого различны в зависимости от того, какая из сторон является ненадлежащей – истец или ответчик.

При несогласии первоначального ненадлежащего истца на выбытие из процесса возможны две ситуации:

1. предполагаемый надлежащий истец не согласен вступить в процесс; в этом случае суд рассматривает иск ненадлежащего истца и выносит решение об отказе в иске;

2. предполагаемы надлежащий истец вступает в процесс в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора (ч. 2 ст. 36 ГПК).

Если ненадлежащий истец согласен выбыть из процесса, а надлежащий не вступает в процесс, суд должен прекратить производство по делу ввиду отказа первоначального истца от иска (п. 4 ст. 219 ГПК).

Замена ненадлежащего ответчика, невозможна без согласия на то истца. Если истец не согласен, суд вправе привлечь лицо, которое он считает надлежащим ответчиком к участию в деле в качестве второго ответчика (ч. 3 ст. 36 ГПК). Удовлетворив исковые требования, суд возложит ответственность на надлежащего ответчика; ненадлежащий ответчик от ответственности будет освобожден. Поэтому ненадлежащий и ненадлежащий ответчики, участвуя в одном деле, не являются соответчиками. В отличие от соответчиков они – два субъекта процесса, и связанные спорным правоотношением; их интересы противоречивы и несовместимы.

Для надлежащей стороны процесс начинается с начала, независимо от того, на какой стадии процесса будет установлена необходимость замены ненадлежащей стороны; в этом случае возникает новое процессуальное правоотношение с участием надлежащей стороны.

Статья 36 ГПК предоставляет суду право заменить ненадлежащую сторону. Однако в судебной практике выполнение этого требования считается обязательным. Невыполнение требований о замене ненадлежащей стороны рассматривается как существенное нарушение закона, влекущее за собой обязательную отмену решения суда.

Институт замены ненадлежащей стороны позволяет быстро рассмотреть спор и принять правильное решение, соответствующее действительным отношениям участников спорных правоотношений.

Это – одна из форм помощи истцу в исправлении допущенной им ошибки без особых формальностей, а при замене ненадлежащего ответчика – и без дополнительных расходов. Целью данного института является установление объективной истины по делу и защита субъективного права заинтересованного лица.

Существенно отличается от замены ненадлежащей стороны процессуальное правопреемство – как по основаниям, так и по процессуальным последствиям. Если основанием процессуального правопреемства служит преемство в материальных правах и обязанностях стороны, то замена в порядке ст. 36 ГПК никакой материально-правовой связи между лицами, заменяющими друг друга, не предполагает. Из этого вытекают соответствующие процессуальные последствия: в первом случае процессуальное правоотношение сохраняется, процесс продолжается, а во втором оно прекращается и заменяется новым, хотя и в том, и в другом случае производство по делу (процесс) не прерывается.

Процессуальное правопреемство исключается в случаях, когда недопустимо преемство в материальном праве, в частности, когда требование неразрывно связано с личностью истца или ответчика (по искам о расторжении брака, взыскание алиментов, восстановлении на работе и др.), а также тогда, когда преемство противоречит закону или договору, например, ст. 383, ч. 2 ст. 388 ГК Российской Федерации).

Процессуальное правопреемство возможно в любой ситуации процесса. Вступление в процесс правопреемника оформляется определением суда. Определении о допущении в процесс правопреемника не может быть обжаловано (опротестовано); на определение суда об отказе в допущении в процесс правопреемника может быть подана частная жалоба (протест), согласно п. 2 ст. 315 ГПК.

Действующее гражданское процессуальное законодательство четко определило процессуальное положение сторон – заинтересованность конкретного лица в деле обусловливает и его процессуальное положение, которое применительно к той или иной стороне гражданского судопроизводства является определенной спецификой общего правового состояния лица в обществе.

1.2. Стороны в арбитражном процессе

Сторонами в арбитражном процессе могут быть различные лица. Правовое положение сторон определяется целью их участия. В любом споре имеются, как правило, две стороны. Одна из них – организация, гражданин, то есть лицо, обратившееся в арбитражный суд за защитой своего нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса, поскольку оно считает, что его права и интересы оспариваются другим лицом. Из этого мнения В. Н Аргунова можно сделать вывод, что указанная сторона – истец – лицо, которое предположительно является обладателем спорного права или охраняемого законом интереса, предъявившее иск в своих интересах или в интересах которого предъявлен иск. Вторая сторона, с точки зрения Аргунова, это лицо, к которому предъявлены требования (ст. 34 АПК). Таким образом, ответчик – это лицо, к которому предъявлено исковое требование и которое предположительно является носителем обязанностей по отношению к истцу. Обе стороны выступают как предполагаемые субъекты спорного материального правоотношения.

В большинстве случаев сторонами арбитражного процесса выступают организации, являющиеся юридическими лицами. Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может требовать, от своего имени, приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (ст. 48 ГК Российской Федерации). Правоспособность юридического лица возникает с момента его создания, то есть государственной регистрации, и прекращается с момента его ликвидации (п. 8 ст. 53 ГК). Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету. Таким образом, статус юридического лица позволяет организации выступать в арбитражном суде либо истцом, либо ответчиком.

Сторонами арбитражного процесса могут быть и граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законе порядке.

Вместе с тем арбитражному суду подведомственны дела с участием образований, не являющихся юридическими лицами, и граждан, не имеющим статус индивидуального предпринимателя (п. 4 ст. 22 АПК Российской Федерации). Однако в последнем случае на это должно быть специальное указание закона.

Сторонами в арбитражного процесса могут быть также иностранные организации, организации с иностранными инвестициями, международные организации, иностранные граждане, лица без гражданства, осуществляющие предпринимательскую деятельность (п. 6 ст. 22, ст. 210 АПК Российской Федерации). Судопроизводство в арбитражных судах по делам, в которых участвуют иностранные лица, осуществляется в соответствии с действующим законодательством. То есть лицами, участвующими в деле со всеми принадлежащими им правами и обязанностями (ст. 211 АПК Российской Федерации).

Закон предусматривает возможность участия в арбитражном процессе таких участников, как государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, которые могут участвовать в процессе путем предъявления иска в защиту государственных и общественных интересов (п. 1 ст. 42 АПК).

Орган, предъявивший исковое требование в защиту других лиц, несет все процессуальные права и обязанности стороны (истца) и является процессуальным истцом. Однако он лишен права на заключение мирового соглашения. Истец в материально-правовом смысле – то лицо, в защиту интересов которого предъявлен иск. Поэтому отказ этого органа от иска не мешает права истца требовать рассмотрения дела по существу, поскольку именно о его правах и обязанностях идет речь в процессе. Отказ же истца от иска, который был предъявлен в его интересах, влечет оставление иска от рассмотрения, так как он может использовать свое диспозитивное право и реализовать его в виде отказа иска (ст. 42 АПК Российской Федерации).

Таким образом, предъявление иска со стороны этих органов может последовать в тех случаях, когда заинтересованные лица по различным причинам не могут сами обратиться в суд за защитой своих прав. Тогда обращение в суд может последовать со стороны тех лиц, которые не являются субъектами спорного материального правоотношения.

Стороны при рассмотрении дела пользуются равными процессуальными правами (п. 4 ст. 34 АПК Российской Федерации).

Закон устанавливает, что лица, участвующие в деле, а следовательно и стороны, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы, заявлять ходатайства, делать заявления, давать объяснение в арбитражному суду, представлять свои доводы и всем возникающим в ходе расследования вопросам, возражать против ходатайствовать, доводов других лиц, участвующих в деле, обжаловать судебные акты.

К числу прав, принадлежащих только сторонам и связанных с распоряжением или процессом, относятся такие важные диспозитивные права, как право истца до принятия решения арбитражного суда изменить предмет или основание иска, увеличить, уменьшить размер исковых требований, а также отказаться от него.

В свою очередь, ответчик вправе признать иск полностью или частично.

Стороны могут закончить дело мировым соглашением в любой инстанции.

Вместе с тем в арбитражный суд не принимает отказа от иска, уменьшение размера исковых требований, признание иска, не утверждает мирового соглашения, если это противоречит законам и иным нормативным актам или нарушает права и законные интересы других лиц (ст. 37 АПК Российской Федерации).

С процессуальными правами сторон тесно связаны и их обязанности. Поэтому закон, предоставляя сторонам достаточно широкие процессуальные права, вместе с тем указывает на то, что лица, участвующие в деле (а следовательно и стороны), несут обязанности, предусмотренные законом, и должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами (п. 2 ст. 33 АПК Российской Федерации).

Стороны не могут совершать действий, противоречащих закону и нарушающих чьи-либо права и интересы. Арбитражный суд не только не санкционирует таких действий, но, принимая решение в целях обеспечения законности в экономических отношениях, применяет в необходимых случаях санкции. Так, если дело возникла из-за неправильных действий стороны, например, вследствие нарушения его досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора, предусмотренного федеральным законом для данной категории дел или договором (оставление претензии без ответа, невысылка истребованных документов), арбитражный суд вправе отнести на это лицо судебные расходы независимо от исхода дела (п. 3 ст. 95 АПК Российской Федерации).

Некоторые права сторон – это одновременно и их обязанности. Так, например, сторона имеет право давать объяснения по иску по поводу своих исковых требований, но это право является и ее обязанностью.

Возможны случаи, когда в качестве истца в процессе участвует лицо, которому спорное право не принадлежит, а в качестве ответчика привлекается то лицо, которое не должно отвечать по предъявленному иску.

В подобных случаях в процессе участвуют ненадлежащие стороны, ненадлежащий истец или ненадлежащий ответчик.

Ненадлежащим истцом называется лицо, в отношении которого исключено существовавшее предположение в момент возбуждения дела о принадлежности ему спорного права или охраняемого законом интереса при наличии предположения о нарушении ответчиком спорного права.

Ненадлежащий ответчик – это лицо, в отношении которого исключается существовавшее в момент возбуждения дела о его юридической ответственности перед истцом.

Институт замены ненадлежащей стороны в арбитражном процессе однороден с институтом замены ненадлежащей стороны в гражданском процессе.

Ненадлежащая сторона может быть определена судом на основании прямого указания закона, содержащегося в нормах материального права. Так, например, надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного деятельностью, связанной с повышенной опасностью для окружающих, являются юридические лица и граждане (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы транспортных средств).

Замена ненадлежащей стороны предполагает разрешение дела, но с участием надлежащей стороны.

Замена ненадлежащего истца или ответчика происходит при соблюдении определенных условий, различных для замены каждого из них. Замена ненадлежащего истца может произойти по инициативе самого в арбитражного суда. Однако в любом случае на замену требуется согласие ненадлежащего истца, не дающего согласия выйти из процесса, а согласие надлежащего истца вступить в процесс.

Для замены ненадлежащего ответчика закон не требует его согласия на замену, но требует согласие истца. Если истец согласен на замену ненадлежащего ответчика, то суд освобождает его от участия в деле и привлекает нового надлежащего ответчика. Если истец не согласен на замену ответчика другим лицом, то суд может привлечь это лицо в качестве второго ответчика (п. 3 ст. 36 АПК Российской Федерации), не являющегося соответчиком.

После замены ненадлежащей стороны рассмотрение дела производится с самого начала (п. 4 ст. 36). При этом все действия, совершенные в процессе ненадлежащей стороной, не имеют никаких правовых последствий для надлежащей стороны, и в этом как раз состоит отличие института замены ненадлежащей стороны от процессуального правопреемства.

Замена ненадлежащей стороны может иметь место только при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Замена ненадлежащей стороны в арбитражном процессе имеет важное практическое значение, поскольку позволяет рассмотреть гражданское дело и разрешить спор сторон по существу с наименьшей затратой процессуальных средств, позволяя сократить время проведения процесса, что показательно и при замене ненадлежащей стороны в гражданском процессе.

В процессе рассмотрения спора права или обязанности субъектов спорного материального правоотношения еще до завершения процесса в силу тех или иных обстоятельств могут перейти к другому лицу, которое не участвует в деле. В этом случае происходит процессуальное правопреемство, то есть замена одной из сторон процесса другим лицом – правопреемником. Замена выбывшей стороны ее правопреемником может иметь место в результате правопреемства, которое было в материальном правоотношении.

Замена стороны ее правопреемником происходит при уступке требований, переводе долга, смерти гражданина и других случаях.

Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса (ст. 40 АПК Российской Федерации). Для правопреемника все действия, совершенные в процессе его вступления в дело, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил (ст. 40 АПК).

Особую роль играет правопреемство для сторон процесса, поскольку они больше всех заинтересованы в исходе дела.

Таким образом, стороны в арбитражном судопроизводстве – это основные участники процесса, это лица, возбуждающие процесс в своих собственных интересах или в интересах которых предъявлено исковое требование, а также лица, к которому предъявлено исковое требование.

Необходимо отметить, что в Арбитражный процессуальный Кодекс допускает, так же как и ГПК, участие в деле нескольких истцов или нескольких ответчиков, каждый из которых вступает в процесс самостоятельно, то есть процессуальное соучастие.

1.3. Состязательность и равноправие сторон

В соответствии с ч. 2 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 14 ГПК ст. 7 АПК правосудие в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности.

Процессуальная доктрина России, рассматривая проблему состязательности, ограничивается в основном принципами процесса. Думаю, что такой подход является несколько статичным. Он в значительной степени упускает из виду роль суда, взаимодействие его активности в процессе с состязанием сторон, баланс этих двух составляющих при исследовании фактической стороны дела.

Состязательность основана на противоположности материально-правовых интересов сторон. Данный принцип призван обеспечить полноту предъявления фактического и доказательственного материала, необходимого для полного и правильного рассмотрения гражданских дел, в чем заинтересованы обе стороны.

В соответствии со ст. 50 ГПК (ст. 53 АПК), каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается как на основании своих требований или возражений. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо их них не ссылались.

В соответствии с состязательной формой гражданского процесса, стороны процесса, придерживаясь установленного в законе процессуального порядка и используя предоставленные им полномочия и возможности, попытаются в суде отстоять свою позицию. Поэтому все гражданское судопроизводство проходит в форме спора, состязания сторон и других участвующих в деле лиц. Тесно связанный с состязательностью сторон в гражданском процессе, принципы равноправия сторон провозглашен статьей 123 Конституции Российской Федерации, ст. 7 АПК, ст. 14 ГПК. Считаю, что содержание этого принципа можно выразить в следующих положениях:

А) принципы равноправия сторон в гражданском процессе означает закрепление в законе равных процессуальных прав;

Б) возложение сторонам одинаковых возможностей для осуществления процессуальных прав и обязанностей;

Г) непредвзятое, объективное отношение суда к разрешению спора при совершении всех процессуальных действий, направленных на полное, всестороннее выяснение всех обстоятельств дела, субъективных материальных прав и обязанностей сторон.

Принцип процессуального равноправия сторон в тесной связи с принципом состязательности, а также принципами диспозитивности и доступности судебной защиты является действенной гарантией защиты прав и интересов сторон гражданского и в арбитражного процессов.

Процессуальная состязательность и равноправие сторон обеспечивается закреплением в ГПК РСФСР и АПК Российской Федерации равных возможностей использования процессуальных норм для защиты своих прав и интересов.

2. АНАЛИЗ ПРАВОВОГО СТАТУСА СТОРОН В ДЕЛАХ С УЧАСТИЕМ ООО «ДАЛЬРЕГИОДЕТАЛЬ»

2.1. Особенности положения ООО «Дальрегиодеталь» как истца и как ответчика в гражданском и арбитражном процессах

Четкое определение процессуального положения ООО «Дальрегиодеталь» как истца и ответчика возможно прежде всего при рассмотрении его как стороны в судопроизводстве по исковым делам.

Процессуальные отношения являются властными правоотношениями, поскольку на одной стороне находиться суд, имеющий властные полномочия, а на другой – остальные участники процесса и, главным образом, стороны.

Если материальное равноправие субъектов характерно для взаимоотношений сторон между собой, то равенство сторон в процессе определяет их взаимоотношения между собой, а каждого из них с судом, так как прямых процессуальных связей между сторонами в процессе не существует.

Необходимо обратить внимание не то, что иногда равноправие сторон расценивают как наличие у них одинаковых прав. Поэтому, думаю, следует признать неправильной часто употребляемую формулировку: то, что довольно одной стороне, должно быть довольно другой. Каждая сторона в соответствии с принципом равноправия может пользоваться для защиты своих прав и интересов только теми правами, которые закон предусматривает именно ей как участнице гражданского процессуального правоотношения. Естественно, что ответчик не может отказаться от иска, а истец не может признать иск.

Определение чисто специфических прав для каждой из сторон не исключает наличия у них одинаковых прав, предусмотренных статьей 30 ГПК и статьей 33 АПК Российской Федерации.

Длительное время в нашей стране широко декламируется равенство всех граждан перед законом и судом, а гражданский процессуальный Кодекс специально подчеркивает равноправие сторон по предоставлению доказательств и участию в них исследовании (ст. 14 ГПК РСФСР). Однако в процессуальном законодательстве существуют и процессуальные льготы. Они представляют собой определенные законом исключения из гражданско-правовой формы, имеющие целью обеспечить обращения в суд, ускорить судопроизводство, отличить доказывание заявленных требований и повысить реальность принудительного исполнения актов правосудия. В частности, это освобождение стороны от уплаты судебных расходов; предоставление обращающемуся лицу права выбора места разбирательства дела; освобождения от доказывания презюмируемых общеизвестных, претодициальных и бесспорных фактов и некоторые другие. Все эти льготы установлены процессуальными нормами.

Помимо льгот в судопроизводстве могут встречаться иногда и привилегии. Они представляют собой антипод льгот. Как известно, и льготы, и привилегии в сущности представляют какому-либо лицу преимущества в судопроизводстве. Но, если льготы – это нормативно определенные права, то привилегии не имеют правового обоснования и нередко осуществляются вопреки юридическим установлениям. Привилегии есть, например, там, где судья создает преимущество в доказывании одной стороне: удовлетворяет ходатайства только одной стороны, благосклонно относится к доказательствам, предоставляемым ею и т. п. Привилегии – это извращение начала равноправия сторон. Оно ведет к незаслуженному пользованию процессуальными гарантиями судебной защиты. Как справедливо отмечал И. Я. Дюрягин, привилегии ни что иное, как своеобразное процессуальное уродство, разрушающее справедливость правосудия по гражданским делам и авторитет судей.

Привилегии в судебной практике встречаются не так уж часто, льготы чуть ли не в каждом производстве по гражданскому делу. Льготы действует на разных стадиях гражданского процесса и представляются преимущественно истцу. Именно истец должен платить государственную пошлину при обращении в суд; в котором будет рассматриваться его исковое заявление, в первую очередь, в скорейшем рассмотрении и разрешении своего дела. В исполнительном производстве льготы предоставляются взыскателю, а им в большинстве случаев становится истец. Известно, что свыше 95% исков судами удовлетворяются.

К сожалению, как в теории, так и в практике не всегда четко проводится различие между равенством и равноправием сторон. Надо сказать, что принцип равноправия означает, что суд не может принять решение, не выслушав объяснений по обстоятельствам дела заинтересованных сторон, которым в равной мере должны быть предоставлены процессуальные средства защиты своих прав. Поэтому, в случае рассмотрения судом дела в отсутствии кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных надлежащим образом и времени и месте судебного разбирательства, вынесенный судебный акт будет подлежать отмене исходя из требований п. 2 ст. 308 ГПК РСФСР.

Так, гр. Васильченко обратился в суд Краснофлотского района о взыскании с ООО «Дальрегиодеталь» сумы, составляющей вознаграждение за рационализаторское предложение. Представитель ООО «Дальрегиодеталь» в судебное заседание не явился. Суд посчитал причину неявки неудовлетворительной, решив, что ответчик затягивает разбирательство дела, и вынес решение в его отсутствие.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда первой инстанции, указав, что указанное решение вынесено в нарушение требований п. 2 ст. 308 ГПК, что является безусловным основанием к его отмене.

Также ООО «Дальрегиодеталь» обратилось в арбитражный суд Хабаровского края с иском к ТОО «Региональная компания «Танк» о взыскании долга в размере 306290 рублей.

Ответчик в зал суда не явился. По сведениям почтового ведомства с адреса, указанного истцом, организация выбыла. В силу требований ст. 111 АПК Российской Федерации, стороны обязаны извещать в арбитражный суд о перемене своего адреса. При таких обстоятельствах ответчик считается уведомленным надлежащим образом, дело слушалось в его отсутствие.

Выслушав истца и изучив материалы дела, суд исковые требования удовлетворил.

Руководствуясь ст. ст. 124-127, 134 АПК Российской Федерации, арбитражный суд решил взыскать с ТОО «Региональная компания «Танк» сумму долга в размере 306290 рублей.

Надо заметить, что средством осуществления права, на защиту для истца является иск, а для ответчика – возражение и встречный иск. Встречный иск, как одно из средств защиты прав широко используется и в деятельности ООО «Дальрегиодеталть». Предъявление встречного иска зависит от воли ответчика так же, как предъявление первоначальных исковых требований – от воли истца.

Само название «встречный иск» говорит о том, что он предъявляется в начатом процессе ответчиком по первоначальному иску.

Так ООО «Дальрегиодеталть» предъявило иск к гр. Алексееву о выселении из квартиры, принадлежащей истцу на праве собственности. Гр. Алексеев, в свою очередь, предъявил встречный иск о праве собственности на ¼ часть квартиры.

Иск о праве собственности на ¼ часть квартиры является самостоятельным иском, и ответчик мог предъявить его до предъявления к нему иска о выселении. Ответчик нашел целесообразным предъявить его как встречный иск, посредством которого, по его мнению, суд мог правильно разрешить связанные между собой споры.

Данный встречный иск имел также цель защиты от предъявленного иска о выселении.

При предъявлении встречного иска ответчик по первоначальному иску становится истцом, а первоначальный истец – ответчиком по встречному иску.

Право сторон распоряжаться в процессе своими материальными и процессуальными правами, в частности, путем изменения основания или предмета иска, отказа от иска, признания иска, предъявления встречного иска или заключения мирового соглашения является важнейшим институтом гражданских процессуальных правоотношений.

От правильного определения истцом основания иска зависит в первую очередь и результат рассмотрения судом его требований.

Так, гр. Казаков обратился с иском к ООО «Дальрегиодеталть» о признании права на жилую площадь.

В судебном заседании было установлено, что истец проживает в административно-бытовом корпусе, используемом ООО «Дальрегиодеталть» как помещение для временного проживания своих работников.

Основным аргументом в требованиях истца является то, что он проживал в комнате данного здания весь период работы в ООО «Дальрегиодеталть».

Представитель ООО «Дальрегиодеталть» иск не признала, пояснила, что указанное помещение не относится к разряду жилых, в БТИ и Учреждении юстиции не зарегистрировано. Земельные участки предприятию отводились для строительства производственных помещений. Здание расположено в промышленной зоне и для использования в качестве жилого помещения из-за комплекса вредных факторов, непригодно.

Статус помещения, как жилого дома, не нашел подтверждения в судебном заседании. Суд указал, что в данном случае фактически отсутствует как основание, так и предмет иска.

Изучив материалы дела, выслушав мнение сторон, суд счел исковое требование гр. Казакова подлежащими отклонению, решил в иске отказать.

Анализируя правовой статус ООО «Дальрегиодеталть» как истца и как ответчика, можно сделать вывод, что оно в полной мере пользуется всеми предоставленными ему правами как гражданским процессуальным, так и арбитражным процессуальным Кодексом.

Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении №3 «О применении норм ГПК РСФСР при рассмотрении дел в суде первой инстанции» и ходе выполнения судами РСФСР постановления Пленум Верховного Суда СССР от 01.12.1983 г. №10 «О применении процессуального законодательства при рассмотрении дел в суде первой инстанции» обращает внимание судов на выполнение указаний Пленума Верховного Суда СССР о необходимости строгого соблюдения установленного гражданским процессуальным законодательством порядка производства по гражданским делам.

Пленум постановил, что, приступая к судебному разбирательству, необходимо установить, извещены ли не явившиеся лица о времени и месте судебного разбирательства, каковы причины их отсутствия; проверить, своевременно ли вручена копия искового заявления ответчику (ст. 107 ГПК) и извещения всем лицам, участвующим в деле (ст. 106 ГПК), так как это имеет значение для надлежащей подготовки к осуществлению ими своих прав или выполнению обязанностей (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 29.07.1976 г., №2 с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 20.12.1983 г. №1 «О некоторых вопросах применения норм ГПК РСФСР при судебном разбирательстве»). Исходя из содержания п. 3указанного постановления, суды при неявке вызванного и в установленном порядке извещенного ответчика в каждом конкретном случае должны с учтом требований ст. 157-160 ГПК обсуждать вопрос о возможности судебного разбирательства. При этом следует учитывать характер и особенности разрешаемого дела и иметь в виду, что рассмотрение дела в отсутствии вызванного ответчика не должны отражаться на полноте исследования обстоятельств и влечь за собой нарушение прав или охраняемых законом интересов сторон. Если приступив к судебному разбирательству в отсутствие ответчика, суд придет к выводу о необходимости заслушать его личное объяснение, рассмотрение дела откладывается для повторного вызова, независимо от того, присутствует ли его представитель.

Исходя из требований закона о процессуальном равенстве сторон и учитывая обязанность истца и ответчика, подтвердить те обстоятельства, на которые они ссылаются, необходимо в ходе судебного разбирательства тщательно исследовать каждое доказательство, представленное как в подтверждение исковых требований, так и в качестве возражений против них, обеспечивая этим установление истины по делу. Суд должен предпринять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного выяснения всех обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, а также содействовать в осуществлении их прав (ст. 14ГПК РСФСР). При недостаточности доказательств для правильных выводов о действительных обстоятельствах дела суд должен предложить сторонам представить дополнительные доказательства, а если они не смогут этого сделать, собрать их по собственной инициативе.

После вынесения решения истец и ответчик вправе обратиться в суд с заявлением об исправлении ошибок и явных арифметических ошибок в решении (ст. 204 ГПК), о разъяснении решения (ст. 206 ГПК) или о вынесении дополнительного решения (ст. 205).

Ответчик вправе просить суд об отсрочке и рассрочке исполнения решения, а также об изменении способа и порядка исполнения решения. Истец и ответчик, как и все лица, участвующие в деле, вправе знакомиться с протоколом судебного заседания и просить в установленный (трехдневный) срок со дня его подписания письменные замечания с указанием на допущенные в нем неправильности и неполноту (ст. 229 ГПК). Сторонам предоставлено равное право на обжалование решения в кассационном порядке (ст. 282 ГПК), на извещение о времени и месте рассмотрения жалобы (протеста), на получение копии жалобы или протеста и приложенных к ним письменных материалов, если кассационное производство возбуждается истцом, или другими лицами участвующими в деле (ст. 289 ГПК). Ответчик вправе представить объяснения на жалобу или протест с приложением документов, подтверждающих эти объяснения. Он может отказаться от кассационной жалобы (ст. 292 ГПК), однако суд вправе отклонить такой отказ, если последний противоречит закону или нарушает чьи-либо права и охраняемые законом интересы (ч. 2 ст. 34 ГПК). Стороны могут участвовать в рассмотрении дела в кассационной инстанции, делать заявления и ходатайства, давать объяснения, а также вправе приводить доводы, не указанные в кассационной жалобе (протесте), и представлять дополнительные материалы (ст. 302 ГПК).

Ответчик, как и истец, не вправе возбудить надзорное производство. Однако он может направить жалобу (ходатайство) о пересмотре дела в порядке надзора соответствующему должностному лицу.

В случае извещения о месте и времени рассмотрения дела в порядке надзора истец и ответчик (их представители) могут принимать участие в рассмотрении дела и давать объяснения.

Осуществляя свое право на пересмотр решения по вновь открывшимся обстоятельствам, стороны пользуются всеми процессуальными правами, какими их наделяет закон при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Поскольку основная процессуальная обязанность истца, ответчика и других лиц, участвующих в деле – это добросовестное пользование всеми принадлежащими им правами (ч. 2 ст. 30 ГПК, п. 2 ст. 33 АПК), то такая обязанность, как юридическая, выступает по отношению именно к сторонам, так как санкции за недобросовестное пользование процессуальными правами установлены законом лишь в отношении сторон.

Необходимо отметить, что развитие института собственности неизбежно повлекло расширение как объема совершаемых сделок, так и круга участников хозяйственного оборота. Усложнился характер взаимоотношений между субъектами рынка, появились новые сферы экономики, требующие специальных познаний, что в свою очередь, послужило основанием для активного использования ООО «Дальрегиодеталь» такого правового инструмента, как договор предприятия, а в особенности его разновидности – коммерческого представительства. С его помощью ООО «Дальрегиодеталь», в частности, приобрело возможность профессионально через представителей реализовать свои имущественные интересы, поэтому хотелось бы остановиться на правовом статусе сторон в договоре поручения.

Договор поручения, являясь по своей природе двусторонней сделкой, создает корреспондирующие права и обязанности у поверенного и доверителя, поименованных таким образом в ст. 971 Гражданского Кодекса Российской Федерации. Стороны в этом договоре могут быть названы и иначе: поверенного иногда именуют представителем, а доверителя – представляемым, исходя их соответствующих формулировок, используемых в главе 10 ГК, посвященной институту представительства.

Один из наиболее проблемных и вместе с тем значимых вопросов, относящихся к сторонам данного договора – о дееспособности и правоспособности сторон. Сложность здесь состоит в том, что поверенный действует как бы взамен доверителя, исходя из его право – и дееспособности, что эти требования необходимы для поверенного.

С другой стороны, ряд направлений экономики и видов деятельности требует специальных познаний и специальной правоспособности от участников. Отсюда возникает проблема соотношения статуса поверенного и доверителя в этих сферах.

ООО «Дальрегиодеталь» широко использует договор поручения, часто выступая в нем в качестве доверителя, а поверенным выступает субъект, обладающий специальной правоспособностью (осуществление безналичных расчетов через кредитные организации, участие в работе фондовой биржи) – также профессиональные участники определенного рынка призваны оказывать другим лицам посреднические услуги, представляя их интересы и выполняя необходимые поручения.

Подобная посредническая деятельность, как правило, лицензируется и может осуществляться на основе договоров поручения или смешанных соглашений, включающим элементы поручения.

Для поверенного-гражданина необходим и статус дееспособного лица, отвечающего за свои действия в полном объеме.

Статус сторон в договоре поручения определяется их правами и обязанностями, которые, в свою очередь, позволяют выделить данное соглашение сторон из массы иных сделок. Кроме того, при исполнении договора поручения и доверитель, и поверенный входят в определенные гражданско-правовые отношения с третьими лицами. Эти отношения также определяют правовое положение сторон. В главе 49 ГК Российской Федерации, посвященной договору поручения, сгруппированы права и обязанности сторон.

В деятельности ООО «Дальрегиодеталь» возникают различные вопросы, которые может решить только суд. В связи с этим общество использует свои права и как сторона в различных хозяйственных договорах, и как сторона в гражданском и арбитражном судопроизводстве при защите своих прав и отстаивании своих интересов в делах, возникающих, в частности, и из этих договоров.

2.2. Задачи ООО «Дальрегиодеталь» по защите своих прав в гражданском и арбитражном процессах

Задачей ООО «Дальрегиодеталь» при участии в гражданском и арбитражном процессах, является, конечно же, защита своих прав либо нарушенных или оспариваемых законных интересов, поскольку как сторона, ООО «Дальрегиодеталь» крайне заинтересовано в исходе дела в суде.

Цель участия, характер юридической заинтересованности и определенный круг процессуальных прав и обязанностей – это те критерии (признаки), с помощью которых определяется процессуальное положение стороны.

И истец, и ответчик защищают свои личные интересы. Поэтому их юридический интерес носит личный, субъективный характер.

Так, интерес представляет защита своих прав ООО «Дальрегиодеталь» в деле по иску ООО «Дальрегиодеталь» к Хабаровскому краевому управлению инкассации «Росинкас» о взыскании 34394 рублей – задолженности за выполненные работы и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением арбитражного суда Хабаровского края от 26.06.2000 г. в удовлетворении исковых требований ООО «Дальрегиодеталь» было отказано.

ООО «Дальрегиодеталь» обратилось с апелляционной жалобой в апелляционную инстанцию по проверке законности и обоснованности решений арбитражного суда, не вступивших в законную силу.

После неоднократных отложений рассмотрения дела, апелляционная инстанция 30.10.2000 г. вынесла постановление об отмене первоначального решения по делу и взысканию с Хабаровского краевого управления инкассации «Росинкас» в пользу истца суммы долга и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Однако 13.11.2000 г. «Росинкас» постановление апелляционного суда было обжаловано в кассационную инстанцию. Основным доводом ответчика в кассационной жалобе явилось то, что постановление апелляционной инстанции взыскана сумма долга и штрафные санкции с Хабаровского краевого управления инкассации, которое является филиалом Российского объединения инкассации, и в силу ст. 55 ГК Российской Федерации не является юридическим лицом.

30.11.2000 г. кассационная жалоба была принята к производству федеральным в арбитражным судом Дальневосточного округа.

Постановлением кассационной инстанции по проверке законности решений (постановлений) арбитражных судов, вступивших в законную силу от 19.12.2000 г., решил, постановление от 26.06.2000 г., 30.10.2000 г. в арбитражного суда Хабаровского края отменено, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

ООО «Дальрегиодеталь» обратилось с ходатайством о замене ненадлежащей стороны на надлежащего ответчика – Российское объединение инкассации (РОСИНКАС) Центрального банка Российской Федерации.

Ответчик обратился к ООО «Дальрегиодеталь» с просьбой о заключении мирового соглашения. По данному мировому соглашению ООО «Дальрегиодеталь» все судебные расходы возложило на ответчика.

Определением арбитражного суда Хабаровского края от 20.02.2001 г. мировое соглашение было утверждено, Российское объединение инкассации в лице Хабаровского управления инкассации обязано судом уплатить ООО «Дальрегиодеталь» сумму долга и процентов за пользование чужими денежными средствами до 01.03.2001 г.

В этом случае прослеживается право сторон на окончание дела мировым соглашением на основных стадиях в арбитражного процесса в соответствии со ст. 37 АПК Российской Федерации и п. 12 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.10.1996 г. (в редакции Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.07.1997 г.).

Задачи защиты прав и интересов ООО «Дальрегиодеталь» как ответчика следует из дела по иску ООО «Грань» к ООО «Дальрегиодеталь» о взыскании с ООО «Дальрегиодеталь» 95995 рублей.

В судебном заседании ответчик пояснил, что согласен с наличием задолженности, однако по условиям договора он отказывался предоставлять услуги по железнодорожным перевозкам, а не деньги за посуду, поставленную ООО «Грань».Истец за предоставление услуг по отправке грузов не обращался, хотя ответчик в любое время готов исполнить свои обязательства по договору и не отказывался от них.

Выслушав стороны и изучив материалы дела, суд не нашел оснований для удовлетворения требований истца, поскольку истец не представил суду доказательств, подтверждающих отказ ответчика от обязательств по договору либо их ненадлежащего исполнения, а сразу подал иск в суд, что влечет за собой уплату судебных расходов, в то время как ответчик готов исполнить обязательства.

При таких обстоятельствах суд расценил действия истца как злоупотребление своим правом (ст. 10 ГК Российской Федерации), в связи с чем судом было отказано истцу в защите права, так как в данном случае из существа обязательств вытекает, что между сторонами был заключен договор не купли-продажи, а договор о сотрудничестве, обмене услугами. На основании изложенного, суд решил отказать истцу в удовлетворении его исковых требований.

Необходимо отметить, что в практике существует неофициальная презумпция правомерности требований истца. Ответчику часто отводится второстепенная роль, с момента своего появления в процессе он иногда считается нарушителем прав и интересов истца. Даже в литературе употребляются понятия, принижающие процессуальное положение ответчика. Так, при процессуальном соучастии на стороне ответчика оно почему-то именуется «пассивным». Некоторые процессуалисты при определении права на иск говорят о так называемой легитимации, то есть обязанности истца доказать причастность именно данного ответчика к спорному правоотношению. И эту легитимацию они характеризуют как «пассивную».

Думаю, что подобное отношение к ответчику может создать впечатление о неравенстве сторон в гражданском судопроизводстве, поставить процессуальные права ответчика в зависимость от прав истца, лишить его важнейших прав на защиту своих интересов.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации№13 от 31.10.1996 г. «О применении Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции», предусмотренное ч. 1 ст. 37 АПК Российской Федерации право истца изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований может быть использовано истцом до принятия решения судом первой инстанции. Эта норма не применяется при рассмотрении дела в других инстанциях. Указанное право может быть использовано истцом при новом рассмотрении дела в первой инстанции после отмены решения кассационной или надзорной инстанциями и передачи дела на новое расследование суду первой инстанции.

Одновременное изменение предмета и основания иска стороной АПК Российской Федерации не допускает.

Под увеличением или уменьшением размера исковых требований понимается увеличение или уменьшение суммы иска по одному и тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении.

Примером права ООО «Дальрегиодеталь» увеличить свои исковые требования является дело по иску ООО «Дальрегиодеталь» к ООО «Класс» о взыскании суммы долга и процентов за пользование чужими денежными средствами.

До принятия решения арбитражным судом, истец в порядке ст. 37 АПК Российской Федерации изменил размер исковых требований за счет увеличения периода просрочки платежа, тем самым проценты по ст. 395 ГК Российской Федерации составили 1057368 руб. 50 коп., а сумма иска – 2446639 руб.

Заслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, арбитражным судом исковые требования ООО «Дальрегиодеталь» были удовлетворены.

Примером уменьшения размера иска может служить дело по иску ООО «Дальрегиодеталь» к Управлению по внешнеэкономическим связям Государственно-акционерной корпорации «Узрыба» (УВЭС ГАК «Узрыба»).

В судебном заседании представитель ООО «Дальрегиодеталь» заявил ходатайство об уменьшении размера исковых требований в связи с тем, что ответчик в период между направлением искового заявления в арбитражный суд и рассмотрением дела, уплатил часть задолженности.

Необходимо отметить, что неявку истца в судебное заседание нельзя рассматривать как отказ от иска. Законодательство и судебная практика твердо придерживаются этого мнения.

Последствия отказа от иска и неявки истца в судебном заседании различны. Если отказ от иска, принятый судом, влечет за собой прекращение производства по делу и недопустимость предъявления того же иска в будущем, то при неявке истца в судебное заседание суд лишь откладывает разбирательство дела (см. ст. 158 ГПК).

Нельзя рассматривать как отказ от иска и процессуальное бездействие истца. Такая ситуация имеет место, в частности, в том случае, когда истец без уважительных причин не является по вторичному вызову и нет просьбы о разбирательстве дела в его отсутствие. Между тем суды иногда прекращают производство по делу именно на том основании.

Так, ООО «Дальрегиодеталь» обратился в суд с иском к гр. Зинченко о расторжении договора аренды складских помещений. В судебное заседание истец дважды не являлся. Судом дело было прекращено. Однако согласно п. 5 ст. 221 ГПК суд обязан при неявке истца оставить исковые требования без рассмотрения. Поскольку доле по существу не рассматривалось, и отказ истца от иска не поступал, суд не мог выносить решение о прекращении производства по делу, а должен был оставить иск без рассмотрения. Причины неявки истца в суд были неизвестны, было неясно, потерял ли он юридическую заинтересованность в ходе процесса или какие-либо другие обстоятельства помешали ему воспользоваться судебной защитой своих прав. Истец в таких случаях не лишается права вторично обратиться в суд с данным иском, так как от судебной защиты своих прав и от самих этих прав не отказывался. Прекращением производства по данному делу были существенно изменены права истца и лишило его возможности вновь обратиться в суд с этими же исковыми требованиями.

Указанное определение Краснофлотского районного суда г. Хабаровска было обосновано ООО «Дальрегиодеталь» в судебную коллегию по гражданским делам Хабаровского края, которая вынесла определение об отмене определения суда первой инстанции.

При защите своих прав в гражданском и арбитражном процессах ООО «Дальрегиодеталь» выступает также стороной и в делах о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов.

Истцами в таких делах о признании недействительными ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов являются граждане и организации, чьи права и законные интересы нарушаются соответствующим ненормативным актом.

В качестве истцов могут также выступать прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы (например, Комитет по охране окружающей среды и природных ресурсов).

Ответчиками становятся те органы, которые принимали ненормативный акт, нарушающий права и законные интересы конкретных лиц.

В качестве ответчиков могут выступать, государственные органы, органы местного самоуправления и местная администрация, министерства, ведомства, иные органы государственного управления и контроля, например, налоговые, таможенные, антимонопольные органы, Банк России, Мингосимущество России, органы валютного и экспортного контроля и иные органы.

К иным органам, упоминаемым в ст. 22 АПК, относятся, например, органы управления юридических лиц.

Согласно п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 г. №6/8, защита нарушенных или оспариваемых гражданских прав осуществляется судом.

В частности, подлежат рассмотрению судами споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, участников хозяйственных обществ, правления и иных органов обществ, нарушающие права акционеров и хозяйственных обществ, предусмотренным законодательством.

Так, ООО «Дальрегиодеталь» обратилось в арбитражный суд Хабаровского края с иском к ООО «Флагман» о признании недействительным решения общего собрания учредителей (участников) общества в части перераспределения доли уставном капитале.

К иным органам относятся и административные комиссии, которые вправе своим решением привлечь, например индивидуального предпринимателя к административной ответственности в связи с ненадлежащим осуществлением им предпринимательской деятельности. Как разъяснено в информационном письме ВАС Российской Федерации от 12.05.1999 г. №40, индивидуальный предприниматель вправе на основании ст. 22 АПК Российской Федерации обратиться в арбитражный суд с иском о признании недействительным акта административной комиссии. В этом случае административная комиссия будет выступать в качестве ответчика по делу.

В судебной практике нередки случаи, когда, например, исковое требование к тому лицу, которое должно отвечать по иску. В этом случае суд, применяя ст. ст. 83 и 36 может с согласия истца на замену ответчика другим лицом суд может с согласия истца привлечь это лицо в качестве второго ответчика.

Так, ООО «Дальрегиодеталь» обратилось в арбитражный суд Хабаровского края с иском к Комитету по управлению государственным имуществом г. Хабаровска о признании недействительным администрации г. «О регистрации права собственности на строение». Определением суда в качестве ответчика привлечена администрация г. Хабаровска.

В делах о признании недействительными ненормативных актов государственных и иных органов возможно участие третьих лиц.

Так, Хабаровским краевым комитетом по охране окружающей среды и природных ресурсов был предъявлен иск к главе администрации г. Хабаровска о признании недействительными ряда постановлений и свидетельств, касающихся права собственности на землю, выданных на основании оспариваемых актов гражданам Романенко, Моргуновой и другим.

К участию в деле в качестве третьего лица было привлечено ООО «Дальрегиодеталь», которому, согласно одному из оспариваемых актов, глава администрации г. Хабаровска предоставил в аренду сроком на один год земельный участок. Согласно другому из указанных актов, часть этого земельного участка была изъята и предоставлена в собственность упомянутым гражданам.

Внимание судом задач, предусмотренных ст. 2 ГПК и направленное на правильное и быстрое рассмотрение, разрешение гражданских дел, во многом зависит от того, правильное положение каждого участника судопроизводства. Недопустимо отождествление соучастников с третьими лицами, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора; соистцов – с третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования на предмет спора; сторон и третьих лиц, экспертов, судебных представителей, свидетелей – с органами местного самоуправления, участвующих в деле в соответствии со ст. 42 ГПК.

Каждый участник процесса имеет свой, совершенно определенный круг процессуальных прав и обязанностей, который обусловлен целями и задачами его участия в деле. Ошибка в определении процессуального положения участников гражданского судопроизводства неизбежно повлечет нарушение его процессуальных прав. Своевременное выявление и устранение судебных ошибок указывает влияние на качество работы судебной системы, а также и на качество, своевременность защиты прав, свобод и интересов граждан, государства.

Отсутствие в прежнем гражданском процессуальном законодательстве норм, регулирующих процессуальное положение лиц, подающих заявление в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц, явилось причиной того, что они часто рассматривались как стороны в процессуальном смысле. После принятия Основ гражданского судопроизводства Союза ССР 1961 г. отпало основание для отождествления со сторонами лиц, обращающихся в суд за защитой прав и охраняемых законом интересов других лиц.

3. Предложения по решению проблем правового статуса сторон в гражданском и арбитражном процессах

3.1. Проблемы соучастия в ГПК РСФСР и АПК Российской Федерации

Действующее процессуальное законодательство (ст. 35 ГПК и 35 АПК) содержит нормы о возможности предъявления иска совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам, то есть о возможности процессуального соучастия. Причем нормы сформулированы так, что допускают соучастие либо на стороне истца, либо на стороне ответчика. В связи с тем, что не исключается множественность как управленческих, так и обязанных субъектов в рамках единого материального правоотношения (например, п. 1 ст. 308 ГПК), думаю, что нет оснований считать, что возможна смешанная множественность на сторонах истца и ответчика, одновременно в одном гражданском деле. В связи с этим в указанных выше статьях ГПК и АПК, на мой взгляд, было бы целесообразно обозначить два союза: «или (и)».

Чаще всего основанием процессуального соучастия ученые – процессуалисты называют множественность управленческих или (и) обязанных субъектов материальных правоотношений, а также определенность материально-правовых требований одного управленческого лица к нескольким обязанным либо наоборот.

На мой взгляд, и при множественности субъектов спорного материального правоотношения, и при объединении одним лицом однородных требований к нескольким лицам, или (и) несколькими лицами к одному лицу основанием процессуального соучастия являются особенности спорных материальных правоотношений. Это либо множественность субъектов одного правоотношения, либо совпадение в одном лице субъекта права или (и) обязанности, которому корреспондирует множество субъектов обязанности или (и) права, каждый из которых состоит с противной стороной в самостоятельных, хотя и однотипных по основаниям возникновения и содержанию правоотношениях.

Процессуальное действие суда – объединение однородных требований – необязательный элемент основания соучастия, так как требования нескольких лиц или (и) к нескольким лицам могут быть объединены в одно исковое требование самими заинтересованными сторонами. Изучение судебной практики показывает, что суды не прибегают к объединению в одно производство однородных, производящихся в одном суде между одними и теми же сторонами (лицами) дел. Чаще наоборот, они разъединяют однородные требования, вытекающие из споров с участием одних и тех же лиц, в отдельные дела, используя правомочия, закрепленные в ст. 128 ГПК, ст. 105 АПК. Объясняется это тем, что объединение дел обычно затягивает и осложняет движение гражданских дел.

Признаком, позволяющим отграничить процессуальное соучастие от института третьих лиц, считается отсутствие противоречий между соучастниками, совместимость их требований и возражений. В связи с этим процессуальное соучастие определяется как участие в одном и том же процессе нескольких истцов или ответчиков, права, требования или обязанности которых не исключают друг друга.

В теории и практике процессуального права различают факультативное и обязательное процессуальное соучастие. Основанием последнего называют множественность субъектов права или обязанности в спорном материальном правоотношении. И наоборот, основанием факультативного процессуального соучастия считают однородность материальном правоотношении, в которых состоит каждый из соучастников.

На мой взгляд, можно говорить об обязательном процессуальном соучастии на стороне истца только в смысле правовых управленческих лиц сообща обратиться в суд с иском к обязанному лицу. Функцией суда в таких ситуациях является рассмотрение требований всех лиц. В силу принципа диспозитивности исключается привлечение соистцов по инициативе суда.

Необходимо заметить, что, например, Д. М. Чечот выделяет три вида процессуального соучастия:

1.  при активном соучастии несколько истцов предъявляют иск к одному ответчику,

2.  при пассивном соучастии один истец предъявляет исковые требования к нескольким ответчикам,

3.  при смешанном соучастии несколько истцов предъявляют иск к нескольким ответчикам.

Предъявление иска совместно несколькими истцами к нескольким ответчикам на практике встречается довольно часто. Однако Чечот не указывает на факультативное соучастие и не дает его определение, а использует термин «необязательное соучастие».

Новеллы в гражданском процессуальном праве, усилившие его диспозитивное начало, заставляют усомниться в праве суда по собственной инициативе, даже вопреки всем истцам привлекать к участию в деле в качестве соответчиков обязанных лиц при их множественности субъектном составе спорного материального правоотношения. На мой взгляд, такая множественность действительно является основанием обязательного процессуального соучастия, но лишь в случае, когда этого требует истец.

Суд должен разъяснить истцу его право требования ко всем субъектам обязанности, но решение о привлечении их к участию в деле в качестве соответчиков может принять только истец.

Это правило, по моему мнению, должно распространяться на любые виды множественности субъектов обязанности – долевую, солидарную, субсидиарную.

Следует также учитывать, что соучастие в таком смысле обязательно, если лица, состоящие в отдельных, автономных отношениях с истцом, имеют общую перед ним обязанность. Такова ситуация в деле о возмещении работодателю ущерба работниками, заключившими с ним договор о коллективной материальной ответственности. Трудовое право не знает правосубъектных отношений. С каждым своим работником организация состоит в индивидуальном трудовом правоотношении. Но после заключения договора о коллективной материальной ответственности у них появляется единая обязанность бережно относиться к вверенному имуществу. Все члены бригады, по указанию работодателя, могут быть привлечены к участию в деле в качестве соответчиков.

Материальная ответственность работников по трудовому праву отличается жесткой императивностью. Работодатель в лице администрации не вправе ни освободить работника от ответственности, ни снизить размер взыскания в сравнении с установленным законом. Его обязанностью является привлечение к ответственность всех виновных субъектов, а следовательно, предъявление к ним всем иска в суд, если обязанность возместить материальный ущерб не исполняется добровольно.

В настоящее время, когда работодателями являются хозяйственные товарищества и хозяйственные общества, имеющие статус частных собственников, необходимо признать, что и при множественности субъектов обязанности их привлечения к участию в деле обязательно лишь с соглашения истца.

Представляется, что высшие судебные инстанции в своих постановлениях по процессуальным вопросам не учитывают материально-правовых решений. Так, на мой взгляд, они вышли за пределы официального толкования в совместном постановлении Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 г., разъяснения судам, что в связи с установлением ч. 2 п. 2 ст. 105 ГК солидарной ответственности основного общества (товарищества) с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнении обязательных для него указаний основного общества (товарищества), оба юридических лица привлекаются по таким делам в качестве соответчиков в порядке, установленном процессуальным законодательством.

В зависимости от субъектного состава спорного материального правоотношения на управомоченной стороне, возникшие из договора дочернего общества дела, о которых идет речь, подведомственны как общим, так и арбитражным судам. Процессуальный порядок «привлечения соответчиков» определенно установлен ст. 35 АПК – арбитражный суд вправе сделать это до принятия решения с согласия истца. Таким должно быть решение этого вопроса и в общих судах. Однако в настоящее время оно нашло отражение лишь в ст. 31 проекта ГПК.

Следовательно, соучастие на стороне ответчика зависит в данной ситуации от волеизъявления истца. В названном постановлении Пленумов необходимо было прежде всего указать на то, что при солидарной множественности на стороне должника кредитор своей волей выбирает: требовать ему исполнения от всех должников совместно или от любого из них в отдельности (ст. 323 ГК).

Необходимо отметить, что правовые реалии при всей их противоречивости может быть установлением для процессуального вывода о том, что, например, по искам кредиторов к участникам полных товариществ, полным товарищам и товарищам на вере, членам производственных кооперативов наряду с ними в качестве соответчиков к участию в деле должны быть привлечены сами юридические лица. В противном случае, по моему мнению, недопустимо обращение взыскания на доли и паи, входящие в уставный или складочный капитал, - объект права собственности юридического лица, поскольку доли и паи являются составными объектов права собственности не должников, а частных коммерческих организаций, которые должны привлекаться к участию в деле в качестве соответчиков наряду с должниками. Поэтому «практикуемые» случаи такого обращения взыскания на доли и паи категорически недопустимы.

Таким образом, на мой взгляд, процессуальное соучастие, основанное на множественности субъектов спорного материального правоотношения, является обязательным для суда, если на этом настаивают управомоченные лица (соистцы) или привлечение всех или части обязанных лиц (соответчиков) требует их кредитор (кредиторы).

Обязанностью суда является разъяснение заинтересованным лицам их прав, связанных с процессуальным соучастием. Вступление в дело соистцов обязательно для суда с их согласия, а привлечение к соучастию в деле соответчика – согласия истца.

Считаю, что недопустимо решение, предложенное Н. А. Новоселовой: «не привлекая объектов субсидиарной ответственности к участию в деле в качестве соответчиков, обратить взыскание на их имущество, в рамках исполнительного производства». Не может быть должником в исполнительном производстве лицо, не привлекавшееся к участию в деле в качестве ответчика (соответчика). Думаю, что иное решение – произвол.

Увеличение гражданского и торгового оборота проводило ряд процессуальных проблем при рассмотрении споров в судебных инстанциях.

Развитие рыночных отношений потребовало закрепления в действующем гражданском законодательстве не только многообразия форм собственности, но и гарантий их равной юридической защиты (ст. 8 Конституции Российской Федерации). В связи с этим хотелось бы остановиться на проблеме процессуального соучастия по делам и защите права собственности.

В основе решения вопроса о процессуальном соучастии лежат материальные правоотношения. В практике судов все чаще стали рассматриваться дела, где в качестве одной из сторон выступают финансируемые собственником учреждения. В делах такого рода опосредованно затрагиваются интересы собственников, прежде всего имущественные. Участие указанных субъектов порождает ряд вопросов, которые было бы полезно рассмотреть на конкретных примерах из практики судов.

Так, АОЗТ обратилось в арбитражный суд с иском к главному управлению здравоохранения администрации области о взыскании задолженность по оплате выполненных работ и процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда первой инстанции иск удовлетворен в полном объеме. Апелляционная инстанция оставила решение без изменения. В кассационной инстанции законность и обоснованность судебных актов не проверялись. В протесте предлагалось судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации удовлетворил протест по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что между управлением здравоохранения (заказчик) и АОЗТ (подрядчик) заключен договор на капитальное строительство поликлиники, согласно которому выполненные подрядчиком работы были приняты заказчиком. Просрочка исполнения обязательства по оплате выполненных работ ответчиком не отрицается. Поскольку ответчик не исполнил обязательства по оплате выполненных истцом работ, суды обоснованно признали наличие задолженности.

Из постановления главы администрации области следует, что финансирование строительства поликлиники осуществлялось за счет средств основного бюджета.

В материалах дела имеются документы, свидетельствующие о принятии управлением здравоохранения мер для получения денежных средств и неоднократных обращениях по этому вопросу в администрацию области, департамент архитектуры и строительства, комитет по финансам и налоговой политике. Письмо департамент архитектуры и строительства свидетельствует об отставании в первом полугодии 1996 г. от намеченного графика строительства на 4 млрд. руб.

Суд не дал оценки данным обстоятельствам.

Взыскивая проценты за пользование чужими денежными средствами, суд не исследовал вопрос о надлежащем бюджетном финансировании ответчика.

Поскольку основанием для применения ст. 395 ГК Российской Федерации является пользование чужими денежными средствами и неправомерное уклонение от уплаты долга, названные выше обстоятельства входили в предмет доказывания, однако не были исследованы судом.

Таким образом, решение и постановление арбитражного суда о взыскании с управления здравоохранения процентов за пользование чужими денежными средствами подлежат отмене, дело в этой части – направлено на новое рассмотрение (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.07.97 г. №2726/97).

Аналогично было разрешено дело по иску унитарного государственного предприятия воинской части о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с просрочкой оплаты строительно-монтажных работ.

Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены в полном объеме. Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения. В кассационном порядке законность и обоснованность решения и постановления не проверялись.

В протесте предполагалось состоявшееся по делу судебные акты отменить и дело передать на новое рассмотрение.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации удовлетворил протест по следующим основаниям.

Стороны заключили договор подряда, согласно которому унитарное государственное предприятие выполнило для воинской части строительно-монтажные работы. Работы приняты по актам, однако заказчиком в установленный срок не оплачены.

В связи с этим арбитражный суд взыскал с заказчика проценты за пользование чужими денежными средствами. При этом были отклонены доводы заказчика о том, что у него отсутствовали денежные средства для расчетов с подрядчиком, так как в рассматриваемый период организации Министерства обороны Российской Федерации финансировались только в пределах денежных средств, необходимых для выплаты заработной платы личному составу.

Проценты, установленные ст. 391 ГК Российской Федерации, являются мерой ответственности за пользование чужими денежными средствами, поэтому факт отсутствия финансирования заказчика имел существенное значение для рассмотрения данного спора.

Факт принятия заказчиком всех зависящих от него мер по получению денежных средств для осуществления расчетов по договору подтвержден имеющимися в деле документами, поэтому у суда отсутствовали основания для применения к нему ответственности за ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные акты подлежат отмене, а заявленный иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами – отклонению.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации решение и постановление апелляционной инстанции отменил и отказал унитарному государственному предприятию в иске по войсковой части о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (постановление от 05.08.97 г. №2468/97).

Вместе с тем, Арбитражный Суд оставил без внимания и то обстоятельство, что в соответствии со ст. 120 ГК Российской Федерации при недостаточности находящихся в распоряжении учреждения денежных средств субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества.

В описанных случаях иски были предъявлены к государственным и муниципальным учреждениям, как того требует ст. 399 ГК Российской Федерации. вопрос о привлечении в качестве соответчика собственных указанных учреждений в суде не обсуждался. Однако в данном случае имеет место обязательное соучастие на стороне ответчика, «основание которого коренится в материальных правоотношениях». Так, согласно ст. 35 АПК Российской Федерации при необходимости привлечения другого ответчика су о принятия решения с согласия истца привлекает этого ответчика. Суд не вправе самостоятельно привлечь собственника к участию в деле, однако разъяснить истцу право и выяснить мнение по данному вопросу суд был обязан. В данном случае, как и в множестве других случаев рассмотрения других дел, в которых возникает проблема соучастия, этого сделано не было. Не выяснение сущности материальных правоотношений складывающихся, как например, в указанных делах, между собственником и учреждением и, как следствие, не привлечение соответчика к участию в деле послужили основанием для отказа в иске и взысканию процентов с должника. Кроме того, не выделение или несвоевременное выделение средств на оплату одобренной собственником сделки вполне обоснованно влечет применение санкций имущественного характера в виде процентов в порядке ст. 395 ГК Российской Федерации, которые должны быть применены к собственнику учреждения, поскольку изначально именно он допустил просрочку в перечислении денежных средств учреждению, а оно, в свою очередь, просрочило оплату работ.

Подобные вопросы должны возникать у судов и при взыскании суммы основного долга. Как быть, если у учреждения не хватает выделенных по смете денежных средств на его покрытие? К тому же размер взыскиваемой суммы может измениться: ведь истец вправе увеличить размер исковых требований. Следовательно с согласия истца в качестве соответчика к участию в деле всегда должен привлекаться собственник. В противном случае складывается довольно странная ситуация: поставлены товары, выполнены услуги, а платить за них надлежащим образом никто не собирается.

Более того, собственник должен привлекаться и тогда, когда, например, у учреждения достаточно своих денежных средств на покрытие долга. Основанием для его привлечения к участию в процессе служит норма, в соответствии с которой учреждение не вправе отчуждать или иными способами распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете (ст. 298 ГК Российской Федерации). это означает, что только собственник окончательно принимает решение об отчуждении любого имущества, как движимого, так и недвижимого, закрепленного за учреждением. Самостоятельно учреждение не вправе отчуждать имущество, даже если получит на это создание собственника. При таких обстоятельствах удовлетворение иска, предъявленного к учреждению, всегда будет влиять на имущественное положение собственника. К сожалению, ни одно из приведенных выше постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не содержит указаний судам, ранее рассматривавшим указанные дела, обсудить вопрос о возможности в качестве соответчика собственника и выяснить мнение истца по данному вопросу.

Рассматривая и анализируя проблему соучастия в ГПК РСФСР и АПК Российской Федерации можно прийти к выводу о тесном соотношении материального и процессуального института соучастия, активном влиянии норм материального права на правовое положение соучастников.

3.2. Влияние сторон материального права на определение надлежащих сторон в деле

Определить надлежащие стороны по гражданскому делу в некоторых делах нетрудно – материальный закон прямо называет их. Так, имущественную ответственность по сделкам малолетних несут родители, усыновители, опекуны (ст. 28 ГК Российской Федерации); субъекты ответственности, а следовательно надлежащие ответчики по делам о возмещении вреда прямо названы в ст. ст. 1068, 1069, 1070, 1073, 1076, 1078, 1079 ГК Российской Федерации, в других законах.

Материальный закон может содержать нормы об альтернативных обязанных лицах в гражданском правоотношении. Так, ст. 1095, 1096 ГК устанавливает правила об ответственности перед потребителем (гражданином или юридическим лицом) за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие недостатка товара либо непредоставления полной информации о товаре. Вред подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара по выбору потерпевшего. Потерпевшим может быть покупатель товара – он состоит с продавцом в обязательственном правоотношении, а с изготовителем в силу названных выше статей – в деликтном правоотношении. Если вред вследствие указанных выше обстоятельств причинен не покупателю, а третьему лицу, он состоит в длительных правоотношениях как с продавцом, так и с изготовителем товара. Причем эта альтернатива сохраняется до полного возмещения вреда. Лишь получив удовлетворение от изготовителя товара, покупатель утрачивает право требования продавцу. В другой ситуации удовлетворение иска продавцом порождает право регресса к изготовителю.

Пункты 2, 3 ст. 18, п. 1 ст. 20 Закона «О защите прав потребителей» от 07.02.92 г. дополняют нормы Гражданского кодекса об альтернативных ответчиков. Ими являются изготовитель или продавец товара ненадлежащего качества, а также организации, выполняющие функции изготовителя или продавца на основании заключенных с ними договоров.

Законодательные установления для истца возможности выбора между двумя ответчиками – явление не новое в гражданском праве и гражданском процессе. Так, при солидарной обязанности (ответственности), установленной законом или договором, кредитор вправе требовать исполнения обязательств как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, причем как полностью, так и в части долга (ст. 323 ГК). В литературе по гражданскому процессуальному праву почти безоговорочно признавалось обязательное процессуальное соучастие на стороне ответчика при солидарном обязательстве. Обязательное соучастие предполагало обязанность суда независимо от мнения истца привлечь к участию в деле всех субъектов обязанности, входящей в содержание спорного материального правоотношения. Указание на это содержалось в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» от 23.03.79 г.

Обязательность процессуального соучастия по таким делам объяснялась необходимостью учета интересов как истца, так и всех должников: будучи субъектов общей обязанности, несомненно, обладая материально-правовым интересом в исходе дела, они вправе участвовать в исследовании доказательств, давать объяснение суду и т. д. Участвуя в таком процессуальном качестве, «невостребованные» должники обладают всеми процессуальными правами сторон за исключением прав, которые могут принадлежать только сторонам. В частности, они являются уполномоченными субъектами доказывания, и решение по делу будет иметь для них впоследствии преюдициальное значение при предъявлении к ним регрессного иска ответчиком.

Иногда материальный закон явно неверно определяет обязанное лицо, которое в процессе должно занять процессуальное положение ответчика. так, п. 4 ст. 64 ГК Российской Федерации предусматривает возможность предъявления исков кредиторов юридического лица в процессе его ликвидации до утверждения ликвидационного баланса к ликвидационной комиссии. Косвенно это подтверждается и ст. 49 Налогового кодекса Российской Федерации применительно к обязанности по уплате налогов и сборов (пеней, штрафов) при ликвидации юридического лица. Ликвидационная комиссия – совокупность физических лиц, которые не являются ни обязанными лицами перед кредиторами ликвидируемого юридического лица, ни надлежащими ответчиками в гражданских делах о взыскании с него долгов. До полной ликвидации юридического лица оно само является субъектом обязанности и нормализации ответчиком по искам своих кредиторов.

Российская Федерация, ее субъекты, а также муниципальные образования названы Гражданским Кодексом самостоятельными субъектами гражданского права, и, следовательно, возможными участниками гражданских правоотношений. Изучение судебной практики показывает, насколько трудно признать непосредственной стороной в материальном правоотношении и стороной в гражданском деле публичное образование, а не его органы.

Это просматривается в публикациях ученых. Так, Е. Суханов полагает, что ст. 16 ГК называет публичные образования обязанными субъектами по искам о возмещении убытков, причиненных их органами гражданам или юридическим лицам. Однако, следуя смыслу ст. 1071 ГК, автор «непосредственным адресатом соответствующего искового заявления называет финансовые органы или иные управомоченные органы. Из его рассуждений следует, что это «адресаты – ответчики по делу». Н. Ю. Гукасова по этому поводу пишет «универсальный ответчик по любым спорам, в которой одной из сторон является государство российским законодательством не предусмотрены. Поэтому поиск ответчика в каждом конкретном случае при договорной ответственности государства представляет существенные трудности».

Так, в Центральный районный суд Хабаровска Д. обратился с иском о возмещении вреда, причиненного по вине инспектора ГАИ Центрального района Хабаровска. Судья отказал в принятии искового заявления, указав на то, что ответчиком в деле является Государственная автоинспекция, расположенная в Железнодорожном районе а не конкретный инспектор, поэтому следует обратиться в Железнодорожный районный суд. Судья Железнодорожного суда отказал в принятии иска, сославшись на то, что Государственная автоинспекция Законом РСФСР «О милиции» от 18.04.91 г. отнесена к муниципальной милиции, и ответственность за действия ее должностного лица несет администрация Хабаровска, расположенная в Центральном районе, следовательно, иск должен рассматриваться Центральным районным судом. Оставив без комментария выводы судей о ненадлежащих ответчиков как основаниях для принятия иска (они совершенно лишены законного основания), необходимо отметить, что ответчик поданному делу ни одним судом правильно не назван.

Центральный районный суд Хабаровска в конце концов рассмотрел дело по иску Д., возложив обязанность возместить вред на администрацию города. При исполнении решения выяснилось, что сметой расходов юридического лица, каковым является администрация Хабаровска, выплаты в возмещение вреда, причиненного инспектором, не предусмотрены. Впоследствии со ссылкой на ст. 208 ГПК расчетный счет городской администрации, с которого следовало взыскать средства во исполнении решения суда, был заменен на другой расчетный счет в банке, аккумулирующем средства бюджета Хабаровска. В деле уже в стадии исполнения был заменен должник. Таковым являлась администрация Хабаровска, в исполнительном производстве – муниципальное образование – Хабаровск. Между тем должником в исполнительном производстве может выступать лишь субъект, участвовавший в гражданском деле в качестве ответчика. Исключение допускаются лишь в случаях, когда происходит правопреемство обязанности в спорном правоотношении. Ответчиком по делу следовало признать Хабаровск, и в такой ситуации не понадобилось бы прибегать к незаконному применению ст. 208 ГПК РСФСР, рассчитанной на совсем иные ситуации.

Апелляционная инстанция арбитражного суда Хабаровского края по жалобе ООО «Спецоптторг» по иску которого с Департамента муниципальной собственности Хабаровска был взыскан долг по оплате подрядных работ, выполненных истцом, отменило решение и взыскало долг с финансового отдела администрации Хабаровска. После этого стало известно, что финансовый отдел не является юридическим лицом, а лишь представляет интересы муниципального образования, что не противоречит ст. 125 ГК Российской Федерации. федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа отменил данные судебные акты и вынес постановление о взыскании долга из казны Хабаровска.

При рассмотрении гражданских дел о возмещении вреда за счет казны Российской Федерации, ее субъектов или казны муниципального образования на основании 1069, п. 2 ст. 1070 ГК критерием определения публичного образования – ответчика является источник финансирования органов и должностных лиц, в том числе органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.

Между ООО «Дальрегиодеталь» и ТОО «АиС» был заключен договор о совместной деятельности. Во исполнение договора ТОО «Бирюса» отгрузило медь для ТОО «АиС» в Санкт-Петербург. В Санкт-Петербурге медь была изъята и реализована по постановлению старшего уполномоченного Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области в связи с возбуждением уголовного дела по ч. 2 ст. 1622 УК РСФСР. Затем постановлением следователя следственного отдела Петроградского РУВД уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления; сумма, вырученная от реализации меди перечислена ООО «Дальрегиодеталь».

Решением арбитражного суда убытки, причиненные ООО «Дальрегиодеталь», была взыскана с Комитета финансов Администрации Санкт-Петербурга. Правильность позиции суда первой инстанции подтвердил своим постановлением Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Судебные акты были отменены Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указав на то, что подразделения по борьбе с экономическими подразделениями и органы следствия в соответствии со ст. 7 Закона «О милиции» финансируются из бюджета Российской Федерации: при таких обстоятельствах вред… подлежит возмещению… из федерального бюджета Российской Федерации и по делу в качестве ответчика должно быть привлечено МВД России».

Указание на МВД Российской Федерации в качестве надлежащего ответчика, на мой взгляд, неверно – им является Российская Федерация. Данное министерство не могут быть и представителем Российской Федерации, так как оно не наделено такими полномочиями Положением о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 18.07.96 г. в редакции Указа от 20.10.98 г.

Подобное дело рассматривалось арбитражным судом Приморского края по иску того же ООО «Дальрегиодеталь», - который по лицензии осуществлял сделку с цветным металлом. Автомобиль общества, нагруженный ломом цветных металлов, был задержан инспектором ГИБДД Пожарского района водворен на арестплощадку, а оттуда похищен неизвестными лицами. Ответчиком по истцу о взыскании убытков, понесенных в связи с незаконными действиями инспектора ГИБДД, ООО «Дальрегиодеталь» указало Пожарской РОВД. Иск был удовлетворен, однако апелляционная инстанция отменила решение в связи с неправильным определением ответчика – таковым должно быть УВД Приморского края. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа отменил эти судебные акты, указав следующее: Государственная инспекция по безопасности дорожного движения, должностное лицо которой совершило действие, повлекшее причинение вреда ООО «Дальрегиодеталь», входит в состав милиции общественной безопасности (местной милиции), финансируемой из бюджета муниципального образования - Пожарского района, следовательно, надлежащим ответчиком является Пожарский район Приморского края в лице финансового управления Администрации района».

Неточное определение ответчика в делах об ответственности «за счет казны» отмечено в обзоре судебной практике Верховного Суда за второй квартал 1998 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отметила решение о взыскании с финансового управления администрации города в пользу К., суммы в возмещение вреда, причиненного незаконным лишением свободы. Исходя из установленного в ст. ст. 1070, 1071 ГК правила, вред в результате незаконного осуждения возмещается за счет казны Российской Федерации. «Согласно Положению о Министерстве финансово Российской Федерации, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.03.98 г., от имени казны Российской Федерации выступает Министерство финансов Российской Федерации. Между тем названное Министерство не привлечено к участию в деле в качестве ответчика».

Делая правильный вывод о финансовым управлении администрации города как надлежащим ответчике Верховный Суд, в свою очередь, называет надлежащим ответчиком его представителя. Ответчиком же следовало назвать государство – Российскую Федерацию, именем которой суд вынес неправосудный приговор о лишении К. свободы.

В связи с изложенным, представляет интерес разъяснение, сделанное Пленумами Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в абз. 1 п. 12 совместного Постановления от 01.07.96 г. В случае предъявления гражданам или юридическим лицам требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, необходимо иметь в виду, что ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование в лице соответствующего финансового или иного управленческого органа. Это совершенно правильно с точки зрения гражданского права (ст. 1069 ГК) разъяснение тут же опровергается в следующем абзаце: если иск предъявлен непосредственно государственному органу или органу местного самоуправления, суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управленческий орган.

Приморский краевой суд рассмотрел в порядке надзора жалобу ОАО «Спасский завод строительных материалов», с которого по решению Спасского городского суда от 05.02.97 г. взыскана задолженность по выплате пособия на детей в сумме 146768 рублей. По мнению краевого суда, выраженному Постановлением Президиума от 11.06.97 г. выплата ежемесячных пособий не зависит от организационно-правовой формы предприятия и от поступления соответствующих бюджетных средств, поскольку иное не предусмотрено Федеральным Законом «О государственных пособиях гражданам, имеющих детей» от 19.05.95 г. и далее: «Предприятие имеет возможность в установленном законе порядке решить вопрос о перечислении средств из бюджета на указанные нужды».

Необходимо заметить, что в отмеченном обзоре судебной практики за второй квартал 1998 г. Верховный суд Российской Федерации занял особую позицию. Надлежащим ответчика он признал субъекта, из кассы которого следовало получить деньги до 01.01.98 г., когда пособия выплачивались по месту работы, ответчиком должен быть работодатель, после 01.01.98 г. – местные органы социальной защиты. Однако далее читаем: «Представляется ответчиком по искам граждан, получивших пособия на детей по месту работы, о взыскании задолженности по этим пособиям, образовавшейся до 01.01.98 г. является работодатель, если средства на их выплату были ему перечислены из бюджета субъекта Российской Федерации».

По искам граждан, получавшим пособия на детей в органах социальной защиты, о взыскании задолженность по данным пособиям, образовавшейся за период до 01.01.98 г., а также и по задолженности, возникшей и после 01.01.98 г. в отношении всех получателей этих пособий, ответчиком должны являться те органы социальной защиты, которые обязаны были производить выплату названных пособий.

Если будет установлено, что работодатель либо орган социальной защиты не выплатил пособие на детей в связи с неполучением денежных средств из бюджета субъекта Российской Федерации, взыскание задолженности должно производиться с финансового органа субъекта Российской Федерации, который подлежит привлечению к участию в деле в порядке ст. 36 ГПК РСФСР, за счет средств казны субъекта Российской Федерации.

Представляется, что противоречия в судебных решениях и разъяснения должны быть устранены высшими судебными инстанциями. Если в силу закона вред, убыток, проценты, основные долги по денежным обязательствам погашаются «за счет казны», то следует иметь в виду, что государственная казна Российской Федерации, казна субъекта Российской Федерации и муниципальная казна – это средства бюджета соответствующего публичного образования и иное его имущество, не закрепленное за созданными им предприятиями и учреждениями (п. 4ст. 214, п. 3 ст. 215 ГК). Надлежащими ответчиками по соответствующим требованиям являются публичные образования, а не работодатели, «независимые от их организационно-правовых форм», не местные органы социальной защиты и даже не финотделы, финансовые управления и казначейства.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» от 25.02.1998 г. разъяснил, что «исковые требования государственных органов, органов местного самоуправления по защите права собственности на имущество, в отношении которого они осуществляют права собственника подлежат рассмотрению по существу как заявление в защиту права Федеральной собственности, собственности субъекта Российской Федерации или муниципальной собственности» Трудно объяснить, зачем было прибегать к столь замысловатой редакции. Едва ли кто-либо может предположить, что указанные выше органы защищают свое право собственности – они либо субъекты права оперативного управления, либо вовсе не являются юридическими лицами. В чем смысл умолчания о том, что, являясь собственниками, публичные образования выступают в качестве стороны в гражданском деле?

Можно привести примеры, когда материальный закон прямо называет лицо, которое может быть истцом в определенных спорах. Так, истцами в делах о возмещении вреда, нанесенного в случае потери кормильца, могут быть лица, перечисленные в ст. 1088 ГК Российской Федерации; они названы с учетом связывавших их с умершим семейных отношений, отношений содержания с учетом возраста и состояния их здоровья. Думаю, что такое решение неверно. Нельзя в одной правовой норме назвать всех лиц, которые могут иметь юридический интерес либо ошибочно считать себя носителями такого интереса, поскольку истцом или заявителем может быть любой субъект, считающий себя юридически заинтересованным в той или иной ситуации.

Анализ иных норм свидетельствует о смешении понятий прав требования в материальном и процессуально-правовом смыслах. Так, ст. 28 Семейного кодекса Российской Федерации озаглавленная «Лица, имеющие право требовать признания брака недействительным», называет в качестве таковых не только субъектов, имеющих материально-правовой интерес в деле, - несовершеннолетних супругов, а которыми брак заключался при отсутствии на это разрешения органа местного самоуправления, но и так называемых истцов – органы опеки и попечительства, прокурора, обладающих лишь правом не предъявление иска (правом на иск в процессуально-правовом смысле).

К процессуальным истцам следует отнести и родителей несовершеннолетних супругов (лиц, их заменяющих). Они не являются законными представителями своих детей (подопечных), так как вступление последних в брак послужило основанием для приобретения ими полной дееспособности.

Представляется и неудачным и положение п. 2 ст. 169 ГК Российской Федерации: «Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе» В частности, оно противоречит п. 1 ст. 4 ГПК, ч. 1 ст. 4 АПК.

В отдельных нормах об оспоримых сделках в качестве лиц, имеющих право на возбуждение дел о признании таких сделок недействительными, названы как лица, имеющие личный юридический интерес (истцы), так и их законные представители, а также государственные и иные органы, действующие в соответствии со ст. 42 ГПК, 42 АПК. Ограничения, введенные ГК для субъектов, имеющих личный материально-правовой интерес, не оправданы. Рассмотрим пример из судебной практики. Центральный районный суд г. Хабаровска отказал в принятии иска группе граждан (38 человек), потребовавших признать недействительным договор, заключенный директором ОАО «Дальэнергомаш», акционерами которого они являются, о продаже недвижимого имущества общества, так как при совершении сделки он вышел за пределы ограничений, установленных уставом общества. Отказ был мотивирован тем, что ст. 174 ГК в качестве надлежащего истца называет лишь лицо, в интересах которого установлены ограничения, в данном случае - ОАО «Дальэнергомаш». Очевиден юридический интерес акционеров-участников ОАО. Поэтому отказ в принятии заявления, по моему мнению, незаконен. Признание заявителя ненадлежащим истцом не может быть основанием для отказа в принятии иска. Такие основания исчерпывающе названы в ст. 129 ГПК. Однако, думаю, неверен и вывод о надлежащем истце – им может быть любое лицо, полагающее, что его право нарушено недействительной сделкой.

Для решения вопроса о ненадлежащем ответчике, когда оспаривается решение общего собрания и иные акты органов юридических лиц, важно установить характер возникшего спора. Субъектом гражданских правоотношений всегда является юридическое лицо. Его органы выступают в таком правоотношении от имени юридического лица. Так, давая согласие руководителю на совершение крупной сделки, общее собрание выступает от имени юридического лица. Такое согласие является важнейшим условием действительности сделки. Требование о признании сделки недействительной в связи с отсутствием кворума на собрании акционеров – требования, адресованные к юридическому лицу, которое должно занять положение ответчика.

Встречаются ситуации, когда неправильное определение состава сторон по делу связано с подведомственностью гражданского дела. В качестве примера можно привести дело, рассмотренное арбитражным судом Амурской области по иску территориального управления Федерального антимонопольного комитета по Амурской области к ОАО «»Светлана» и ОАО «Амурские зори». Истец требовал принять недействительными сделки по приобретению данными обществами контрольного пакета акций ОАО «Горводоканал», занимающего доминирующее положение на товарном рынке. Акции были приобретены у физических лиц – работников ОАО – монополиста. Граждане не были привлечены к участию в деле в качестве соответчиков, хотя из материалов дела видно, что они требовали допустить их к участию в деле. Суд не согласился с этим ввиду неподведомственности арбитражному суду дела с их участием. В мотивировочной части решения было указано: «Сделки по приобретению акций были заключены без предварительного согласия территориального управления Федерального антимонопольного комитета, следовательно, они недействительны и не порождают для их участников правовых последствий». Решение оставлено без изменения апелляционной и кассационной инстанциями.

Необходимо отметить, что публикации в печати убеждают о том, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации занимает такую же позицию.

Однако очевидна незаконность судебных актов. Недействительные сделки не порождают последствий, на которые рассчитывают их стороны, но в случае исполнения таких сделок должны наступать правовые последствия в форме реституции. Продавцы должны вернуть деньги, хотя в деле, решение по которому обязательно для исполнения, они не участвовали. Судебное решение не может быть обязательным для лиц, не участвовавших в гражданском деле в качестве ответчиков.

Сложно определяется процессуальное положение юридически заинтересованных субъектов в спорах, возникающих из договора лизинга. Ошибка в определении процессуального положения арендодателя, арендатора, продавца имущества влечет неправильное решение дела. В соответствии с нормами параграфа 6 гл. 34 ГК личность продавца предмета аренды и сам предмет аренды определяет арендатор, если договором финансовой аренды не установлено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляет арендодатель.

Если выбор предмета договора и его продавца лежит на арендодателе, то он является надлежащим истцом, а продавец – надлежащим ответчиком; по любым требованиям, вытекающим из договора купли-продажи, заключенного между арендодателем и продавцом, они являются надлежащими сторонами. Требование продавца об оплате имущества независимо от того, кто осуществлял выбор предмета аренды и продавца, в силу закона может быть предъявлено лишь к арендодателю, поэтому арендатор по такому требованию будет ненадлежащим ответчиком. При этом особое правило устанавливается в ситуациях, когда продавец выступает в качестве должника в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, вытекающего из договора купли-продажи. Иск к нему может быть предъявлен как арендатором, так и арендодателем – они выступают в материальном правоотношении как солидарные кредиторы. При этом солидарный кредитор, не заявивший иска, не должен участвовать в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, на него не распространяется положение п. 4 ст. 326 ГК в силу особого характера обязательства, возникающего из договора лизинга.

Кроме того, ч. 1 ст. 670 ГК устанавливает условие, при котором арендатор может выступать в качестве надлежащего истца по требованию о расторжении договора купли-продажи с продавцом. Таким условием является согласие арендодателя.

Иначе решаются материальные вопросы правового положения сторон, вытекающие из договора лизинга, если выбор предмета договора и продавца в соответствии с договором лизинга осуществлялся арендодателем. Арендатор, если бы он был стороной в договоре купли-продажи имущества, являющегося предметом договора, является надлежащим истцом в делах, связанных с исполнением договора купли-продажи. Надлежащими ответчиками в таких делах могут быть как продавец совместно с арендодателем, возникающие в правоотношении как солидарные должники, так и любой из них. Если иск предъявлен к одному из них, думаю, что другой должен участвовать в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика в связи с возможными последствиями исполнения солидарной обязанности одним из должников (п. 2 ст. 325 ГК Российской Федерации).

В литературе высказано мнение о том, что истец и ответчик могут не состоять в материальном правоотношении. Так, анализируя виндикационные и негаторные иски в судебно-арбитражной практике, О. Ю. Скворцов пишет: «Так же, как и по виндикационному иску, истца и ответчика по негатарному иску связывают прежде всего процессуальные правоотношения, которые возникают в рамках рассмотрения заявленного иска об устранении нарушений, не связанных с лишением владения. При этом материальные правоотношения могут и не связывать истца с ответчиком. Как показывает судебная практика, материальные правоотношения по поводу, например, спорного имущества, как правило, и не связывают истца и ответчика».

Таким образом, нормы материального права имеют важное значение для определения надлежащих сторон в деле, поскольку они, прежде всего, влияют на правовое положение истца и ответчика в гражданском и арбитражном процессах.

3.3. Мероприятия по решению проблем правового статуса ООО «Дальрегиодеталь» как истца и ответчика в гражданском и арбитражном процессах

Необходимо отметить, что заинтересованное лицо само определяет, когда и как реализовать свое право на судебную защиту. Суд обладает ограниченными возможностями влияния на истца или заявителя – истец сам определяет ответчика, предмет и основание иска; суд вправе только с согласия истца привлечь в процесс другого ответчика, заменить ответчика; только истец может изменить предмет или основание иска. Стороны сами определяют, как и в каком объеме реализовать свои права, закрепленные в ГПК и АПК. Ответчик вправе избирать способ защиты, представлять отзыв, признавать иск. Явка в судебное заседание также относится к правам, но не обязанностям, Именно исходя из того, что суд должен обеспечить соблюдение принципа равенства сторон, не отдавая никому предпочтения и не «работая» за одну из сторон, как это часто бывает на практике.

Законодатель во избежании выполнения судом несвойственных ему функций возлагает на истца обязанности четко определить, к кому, какие и в связи с чем он имеет притязания. Суд не является активным собирателем доказательств, - это право, а не обязанность суда, следовательно, на мой взгляд, суд не вправе предлагать представить сторонам конкретные доказательства, если нет ссылки в исковом заявлении или отзыве на иск, иначе он становится «пособником» той или иной стороны, что имело бы место в делах, где стороной выступало ООО «Дальрегиодеталь».

Между тем кассационная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции с направлением дела на новое рассмотрение, нередко ссылается на то, что решение недостаточно обосновано в связи с непринятием судом мер по получению дополнительных доказательств, которые якобы имеются у сторон.

Так, ООО «Дальрегиодеталь» обратилось с иском о взыскании задолженности по договору комиссии. Факт задолженности в заявленной истцом сумме был подтвержден актом сверки, подписанными руководителями и главными бухгалтерами истца и ответчика. В ответе на претензию сумма длга была признана.

В заседании суда первой инстанции ответчик не участвовал, отзыв на иск не предоставил. Суд иск удовлетворил.

При рассмотрении дела в апелляционной инстанции ответчик доказательств отсутствия долга также не представил, и решение было оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ответчик, не оспаривал существа иска, не ссылаясь на наличие доказательств о том, что акт сверки содержит неверные данные и что имеются документы, свидетельствующие о неправомерности требований истца, указал лишь на то, что после составления акта сверки и акта на претензию размер задолженности мог измениться. Этот свой довод ответчик ничем не обосновал. Тем не менее, суд кассационной инстанции отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав на то, что суду следовало истребовать счета, сертификаты качества, квитанции о приеме груза к перевозки и другие первичные документы, на основании которых был составлен акт сверки. Но ведь этот акт никто не оспаривал и не ставил под сомнение ни одной из судебных инстанций.

Подобная практика, по моему мнению, неправомерна, поскольку ведет к иждивенчеству какой-либо из сторон в конкретном деле (в данном случае и в большинстве случаев при таких действиях суда – ответчика), полной дискредитацией принципов равноправия и состязательности сторон в гражданском судопроизводстве. В таких случаях происходит состязание и суд вынужден предугадывать, какие еще могут быть доказательства у сторон, и активно искать их.

Как свидетельствует судебная практика, в ряде случаев стороны, особенно ответчик, поняв такую позицию кассационной инстанции, умышленно с целью затягивания процесса не представляют имеющие доказательства в суд первой инстанции, надеясь на то, что суд кассационной инстанции учтет вновь представленные доказательства или доводы и отменит решение с направлением дела на новое рассмотрение.

Такой подход приводит к тому, что стороны начинают злоупотреблять своими правами при грубом неисполнении своих обязанностей.

В гражданском судопроизводстве стороны активны в споре и предоставлении доказательств по делу. Они вправе сообщать и предоставлять суду то, что сочтут нужным. Суд не должен выполнять функции сторон. Вместе с тем совершенно очевидно, что с учетом нынешней экономической ситуации, динамизма законодательства, нужного уровня правового профессионализма сторон к правовой культуры в целом соблюдения состязательности сторон в гражданском судопроизводстве в чистом виде, как это закреплено в действующих ГПК и АПК, может привести к нарушению принципа законности, так как есть вероятность того, что суд не установит полно и всесторонне фактические обстоятельства, права и обязанности сторон.

На мой взгляд, в настоящее время гражданский процесс должен быть смешанным, то есть сочетать в себе элементы как состязательного, так и следственного процесса. Такой смешанный вид процесса отвечает социальным и государственным интересам, способствует эффективности защиты прав и интересов сторон. Думаю, что это необходимо закрепить в законодательном порядке, после чего осуществлять его на практике.

В значительном большинстве конфликтов стороны не обсуждают право или его применение, единственное разногласие между ними относится к тому, что «в действительности имело место». Однако к согласию они практически никогда не приходят и обращаются к суду с просьбой признать соответствующей действительности каждый свою версию. Версия каждой из сторон после признания ее судом действительной информацией может быть положена в основание применения нормы материального права.

Доказывая свою версию развития отношений, повлекших конфликт, каждая сторона опускает невыгодные для нее факты и обстоятельства, замалчивает их или искажает. Точно такой же подход к освещению событий предпринимает сторона. Таким образом, суд, выслушав две версии одних и тех же обстоятельств дела, реконструирует отношения сторон, совмещая их информацию в единое целое. Только тогда, когда достоверно установлена истина версии какой-либо из сторон, суд может переходить к правовой квалификации отношений сторон.

Процессуальное положение сторон определяется законом, а их права и интересы зависят от той цели, ради которой они участвуют в деле. Однако необходимо отметить, что, например, ст. 30 ГПК РСФСР «Права и обязанности лиц, участвующих в деле, не содержит перечня обязанностей, которые возлагаются на истца и ответчика. Они закреплены в других статьях ГПК(ст. ст. 50, 91, 126, 157 и др.). Среди них не выделяются обязанности, присущие только сторонам как основным участвующим в деле лицам. В юридической литературе их называют специальными обязанностями, в законодательстве же они никак не определены. Это одна сторона проблемы. Есть другая: далеко не всегда неисполнение той или иной обязанности влечет применение санкций. Речь идет о таких обязанностях, как добросовестное пользование своими правами, выплата вознаграждения за потерю времени, свое временное извещение суда о своей неявки в судебное заседание, возмещение судебных расходов.

Основное правило, закрепленное в ч. 2 ст. 30 ГПК гласит: «Лица, участвующие в деле, обязаны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами». Прежде всего, это предполагает недопустимость использования прав в целях затягивания процесса либо введения суда в заблуждение, что довольно часто встречается при рассмотрении дел, стороной в которых (истцом или ответчиком) выступает ООО «Дальрегиодеталь». Надо заметить, что на недобросовестную сторону суд может возложить в пользу другой стороны вознаграждение за фактическую потерю рабочего времени (9ст. 92 ГПК РСФСР).

Нужно подчеркнуть, что проект ГПК Российской Федерации в ст. 92 «Взыскание вознаграждения за потерю времени» полностью воспроизводит существующие положения. В связи с этим считаю, что эти формулировки представляются нереальными, поскольку, например, недобросовестность стороны практически невозможно доказать.

На мой взгляд, в действующем ГПК есть недостаточно проработанные нормы, которые негативно отражаются на осуществлении лицами, участвующими в деле, их прав. Стороны в ряде случаев не имеют возможности эффективно защищать свои права. Речь идет о нормах, предусматривающих обязанность оплатить судебные расходы. Так, ст. 86 проекта ГПК перечисляет издержки, связанные с рассмотрением дела: суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам и специалистам; расходы по производству осмотра на месте; расходы по розыску ответчика; расходы по ведению дела и исполнению решения суда. Вместе с тем из нормы не усматривается, относятся ли расходы на оплату помощи представителя (адвоката) к указанной статье, что весьма актуально и для ООО «Дальрегиодеталь», которое активно выступает стороной в гражданском и арбитражном процессах.

Добросовестное выполнение сторонами своих процессуальных обязанностей способствует наиболее быстрому и правильному разрешению спора. Поэтому в новом ГПК Российской Федерации следовало бы, на мой взгляд, более четко отразить обязанности сторон на различных стадиях процесса и участвовать (конечно, с учетом принципов состязательности и диспозитивности сторон) более жесткие санкции для стороны, ненадлежащим образом выполняющей свои процессуальные обязанности, поскольку задача суда состоит не только в оказании помощи сторонам в защите их прав и охраняемых законом интересов, но и в осуществлении контроля за добросовестным выполнением сторонами их обязанностей. Думаю, что это будет способствовать наиболее эффективному участию сторон в гражданском судопроизводстве при разрешении различных споров.

Заключение

Стороны являются главными участниками гражданского дела в гражданском судопроизводстве, без которых немыслим и сам процесс по делу. Для того, чтобы возник процесс по конкретному делу, необходимо наличие двух сторон (истца и ответчика) с противоположными интересами.

Гражданский процессуальный интерес истца заключается в получении от суда решения об удовлетворении иска, а гражданский процессуальный интерес ответчика – в получении от суда решения об отказе в иске и сводится к подтверждению судом отсутствия каких-либо его правовых обязанностей перед истцом.

Таким образом, существенными признаками сторон являются:

1. гражданско-правовая заинтересованность в решении спора;

2. процессуальная заинтересованность в вынесении судом благоприятного решения;

3. выступление в защиту своих субъективных прав и от своего имени;

4. прямое распространение на них материально-правовой силы решения;

5. несение судебных расходов по делу.

По указанным признакам стороны могут быть ограничены от других участвующих в деле лиц. Так, например, хотя третьи лица и имеют юридическую заинтересованность в деле и выступают в процессе, защищая свои собственные права, однако суд не может прямо распространить на них материально-правовую силу судебного решения, а если суд это делает, когда одновременно рассматривает основной и регрессный иск, то в этом случае третье лицо фактически становится стороной (ответчиком по регрессному иску).

Прокуратура, участвующая в деле, процессуальные истцы, возбуждающие дело в интересах других лиц, также отличаются по указанным признакам от сторон. То же можно сказать и о судебных представителях.

Однако это не означает, что стороны в гражданском судопроизводстве (как в гражданском, так и в арбитражном процессах) всегда совпадают со сторонами гражданского правоотношения. После рассмотрения дела по существу может оказаться, что между сторонами вообще нет никаких гражданско-правовых отношений, между тем стороны процесса остаются. Необходимо отметить, что в задачи гражданского процесса и входит выяснение обстоятельств дела, связанных с наличием или отсутствием гражданского правоотношения, с нарушением или оспариванием этого правоотношения ответчиком.

Надо сказать, чтобы быть стороной «вообще» лицо должно обладать гражданской процессуальной правоспособностью, а для личного ведения дела необходимо наличие дееспособности. Чтобы быть стороной в конкретном деле, кроме этого, необходимо обладать юридической заинтересованностью, имеющейся в данном деле.

В данной работе автор стремился обратить внимание на некоторые проблемы в правовом статусе сторон гражданского и арбитражного процессов, и попытался найти решение этих проблем путем широкого использования судебной практики и рассмотрения вопросов, выдвигаемых ею.

Рассмотрение вопросов судебной практики невозможно без их научного анализа. Автор не ставил своей задачей разрешение всех теоретических вопросов, связанных с темой работы – она очень всеобъемлюща.

Рассмотрение теоретических проблем необходимо для разрешения вопросов, имеющих непосредственное практическое значение. Так, в настоящей работе анализировались законодательные аспекты правового положения сторон. Поэтому в работе использованы литературные источники, посвященные данной теме, а судебная практика подвергнута критическому анализу применительно к дню сегодняшнему, увеличению гражданского оборота, изменению социально-экономической структуры общества.

Осуществление правосудия по гражданским делам является существенной частью работы судебных органов. Успех этой работы возможен лишь в условиях четко организованного и проводимого в соответствии законом гражданского и арбитражного процесса.

В осуществлении правосудия заинтересован целый ряд лиц, принимающих участие в рассмотрении гражданского дела и прежде всего стороны – основные лица гражданского судопроизводства, занимающие главное процессуальное положение, пользующиеся комплексом установленных процессуальных прав и несущие процессуальные обязанности.

Библиографический список

1.  Конституция Российской Федерации. – М., 1993.

2.  Комментарий к Конституции Российской Федерации. – М.: БЕК, 1994.

3.  Гражданский процессуальный кодекс с постатейными материалами. – М.: Юридическая литература, 1998.

4.  Кодекс об административных правонарушениях. – М.: Проспект, 1998.

5.  О защите прав потребителей: Закон Российской Федерации от 07.02.92 г. в ред. Федерального закона от 09.01.96 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. - №3. – Ст. 140.

6.  Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924 – 1986). – М., 1987.

7.  Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР (1961 – 1983). – М., 1989.

8.  Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации (1992 – 1998). – М., 1999.

9.  Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. С. А. Зинченко, А. А. Лукьянцева. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.

10. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Ч. 1 / Под ред. Садикова О. Н. – М.: Юриформцентр, 1997.

11. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Ч. 2 / Под ред. Садикова О. Н. – М.: Инфра-М, 1998.

12. Комментарий к Кодексу законов о труде / Под ред. К. Н. Гусова. – М.: Юриформцентр, 1996.

13. Научно-практический комментарий к ГПК / Под ред. М. К. Треушникова. – М., 1999.

14. Комментарий к Постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Под ред. зам. председателя Верховного суда Российской Федерации В. М. Жуйкова.

15. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой гражданского кодекса Российской Федерации: обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 1998 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 1998. - № 11.

16. Абрамов С. Н. Гражданский процесс. – М.: Госгориздат, 1948.

17. Аргунов В. Н., Иванова С. А. Арбитражный процесс / Под ред. М. К. Траушникова. – М.: Спарк, 1998.

18. Бахарева О. А. Отличие процессуального положения органов местного самоуправления от процессуального положения сторон // Вестник Саратовской государственной академии экономики и права. – 2000. - №1.

19. Блажеев В. В., Боннэр А. Т. Гражданское процессуальное право России. – М.: Статус, 1999.

20. Борисова Е. А. Особенности рассмотрения дел о признании недействительными ненормативных актов // Законодательство. – 2000. - №4.

21. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. – 1963. - № 12.

22. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 1998. - №№5, 7.

23. //Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1997. – №№11, 12.

24. Викут М. А. Стороны – основные лица искового производства. – Саратов: Издательство СГУ, 1968.

25. Гусакова Н. Ю. Государство и собственность. Конституционная защита человека // Вестник Московского университета. – 1998. - №2.

26. Дерюгин И. Я. Гражданин и закон. – М., 1989.

27. Зайцев И. М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе // Саратовское издательство СГУ, 1995.

28. Рукавишникова И. Законодательные ограничения на совершение сделок с ценными бумагами // Хозяйство и право. – 1997. - №10.

29. Скворцов О. Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. – М., 1998.

30. Суханов Е. Гражданский кодекс в хозяйственной практике // Хозяйство и право. – 1997. - №5.

31. Чегот Д. М. Участники гражданского процесса. – М.: Государственное издательство юридической литературы, 1960.

32. Шакарян М. С. Соучастие по советскому гражданскому процессуальному праву. – М.: Труды ВЮЗИ, 1975.

33. Шакарян М. С. Учение о сторонах в советском гражданском процессе. – М.: Юридическая литература, 1983.

34. Материалы судебной практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов за 1996 – 2001 гг.

Приложение 1

Количество исковых заявлений, поступивших в суды общей юрисдикции с 1995 г. по 2000 г.

Количество исковых заявлений, поступивших в арбитражные суды с 1995 г. по 2000 г.


Приложение 2

Дела, по которым истец освобожден от уплаты государственной пошлины

1998 1999 2000

разрешенные судами дела без предварительной уплаты государственной пошлины

1997 1998 1999 2000

Приложение 3

Споры, возникающие из гражданских правоотношений

Приложение 4

Отказы в принятии к рассмотрению исковых заявлений, апелляционных и кассационных жалоб

1995 1996 1997 1998 2000

(исковые заявления)

1997 2000 (апелляционные жалобы)

1997 2000 (кассационные жалобы)

Обжалование сторонами судебных органов

Приложение 5

Структура сторон (и процессуальных истцов), участвующих в делах искового производства

Приглашаем Вас бесплатно открыть свой сайт, который будет размещен внутри портала.

Проекты по теме списка:

Обсуждение


Комментировать: Войти / Создать аккаунт.





Pandia в социальных сетях