Сара Шепард. Грешная (стр. 1 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13




Новые публикации:
От Джентльменов на 8 марта!
Хасанова Резеда
Подарок для мамы!
Хасанова Резеда
Знакомьтесь: автор
Спиридонова Людмила
Лексика. Цикл уроков
Наталья Карнизова
Конституция РФ
Наталья Карнизова
Мои 3D
Vadim Lobanov
ЧУХРАЙ Г.Н.
Станислав Рудич
ФАНИ КАПЛАН
Станислав Рудич
СКАЗУЕМОЕ
Татьяна Байкалова
  Открыть сайт

Сара Шепард
Грешная

Серия: Милые обманщицы – 5

Перевод: Notabenoid для http://vk. com/club4717720

Координатор перевода: EffyStonem

Отдельное спасибо: kotoli4ka, jjyakovlev, frebery, solfrosta, Anna_Black
Аннотация

Школьницы Ханна, Спенсер, Эмили и Ария заплатили за свои грехи. Преследовать "Эй", терроризировавший их месяцами, явил их секреты всему миру. Но сейчас, когда было обнаружено, кто был Эй на самом деле, девушки могут вернуться к своим жизням.

Только вот, раз - милая обманщица, всегда - милая обманщица - и эти девушки не могут быть хорошими. Ханна готова на все, чтобы стать королевой школы. Спенсер начала красть деньги... у родителей. Эмили не может прекратить думать о своем новом бойфренде. И Ария слишком уж разделяет вкус матери в мужчинах.

И как только секреты становятся все более темными и скандальными, последствия будут ужасными. Раз девушки забыли прошлое, необходимо о нем напомнить. И В Роузвуде кто-то всегда наблюдает...
Предисловие

Неужели не было бы здорово в точности знать то, о чем думают люди? Что если бы голова каждого была так же прозрачна и ясна, как сумочки от Marc Jacobs, их мнения были бы доступны, как ключи от машины или как тюбик блеска для губ от Hard Candy?

Ты бы знала, что именно имела в виду директор по набору студентов, сказав "молодец" после прослушивания в университете South Pacific.

Или что твой милый партнер по теннису считает, что твоя попа выглядит очень сексуально в теннисной юбке Lacoste.

И, что куда лучше, тебе бы не пришлось гадать, обиделась ли на тебя подруга за то, что ты променяла её на сексуального старшеклассника с прекрасной улыбкой на новогодней вечеринке.

Ты бы просто заглянула в её голову и узнала.

К несчастью, содержимое головы другого человека защищено от нас крепче, чем Пентагон.

Иногда люди дают подсказки о том, что происходит у них внутри: например, гримаса ассистента режиссера, когда ты сфальшивил на ля-диезе, или когда твой лучший друг холодно проигнорировал все смски 1 января.

Но чаще всего, наиболее важные знаки остаются незамеченными.

Кстати, 4 года назад один "золотой мальчик" Роузвуда намекнул о том, что в его маленькой гадкой голове зародилось нечто ужасное.

Но люди и бровью не повели.

Быть может, если бы кто-то обратил на это внимание, одна красивая девушка была бы сейчас жива.

Велосипедные стойки пестрили разноцветными велосипедами ограниченной серии.

Мопед, который отец Ноэла Канна приобрёл у публициста Ланса Армстронга, и конфетно-розовый скутер Razor блестели до искр из глаз.

Прозвенел звонок с последнего урока, и через несколько секунд шестиклассники начали сбиваться в кучки. Кудрявая девушка неуклюже проскочила к стоянке, нежно похлопала по своему скутеру и начала снимать ярко-желтый криптонитовый замок, закрученный вокруг руля.

Плакат, висевший на стене, привлёк её взгляд.

— Девчонки, — позвала она трёх своих подруг, стоящих у фонтана.

— Идите сюда.

— Что там, Мона? — Фи Темплтон была занята распутыванием нитки своего нового йо-йо в форме бабочки.

Мона Вандервол показала пальцем на листок бумаги.

— Смотри!

Чесси Блэдсоу поправила свои "кошачьи" очки, подвинув их на переносицу.

"Ого".

Дженна Кавано прикусила ноготь, накрашенный нежно-розовым лаком.

— Большие новости, — сказала она своим сладким, высоким голоском.

Порыв ветра поднял в воздух листья из аккуратно сложенной кучки.

Была уже середина сентября, прошло всего несколько недель с начала нового учебного года, и осень официально наступила.

Каждый год туристы со всего Восточного побережья приезжали в Роузвуд, штат Пенсильвания, чтобы увидеть бриллиантово красную, оранжевую, желтую и фиолетовую осеннюю листву.

Словно в воздухе витало что-то, что заставляло листья выглядеть ещё прекраснее.

Что бы это ни было, оно заставляло и все остальное в Роузвуде выглядеть вдвойне прекрасным.

Золотистые ретриверы, которые носились по ухоженным городским паркам для собак.

Розовощёкие малыши, нежно убаюкиваемые в колясках от Берберри.

И мускулистые разгоряченные футболисты, тренирующиеся на поле Роузвуд Дэй, самой уважаемой частной школы города.

Ария Монтгомери наблюдала за Моной и другими с её любимого места на низкой каменной стене школы. Открытый ежедневник лежал на ее коленях.

Последним уроком Арии сегодня было искусство, и ее учительница, миссис Кросс, разрешила ей побродить по территории школы и нарисовать то, что ей захочется.

Миссис Кросс настаивала на этом, потому что Ария была превосходной художницей, но Ария подозревала, что на самом деле её учительнице было просто некомфортно рядом с ней.

Кроме того, Ария была единственной девочкой из класса, кто не болтал во время Дня Искусств и не флиртовал с мальчиками, пока все работали над натюрмортами пастелью.

Ария тоже хотела иметь друзей, но это не означало, что миссис Кросс должна выгонять ее из кабинета.

Скот Чин, ещё один шестиклассник, следующим увидел афишу.

— Мило.

Он повернулся к своей подруге Ханне Марин, которая вертела в руках новый серебряный браслет, подаренный отцом в качестве извинения.

— Ханна, смотри! — Он слегка толкнул её в бок.

"Не делай так", одёрнула его Ханна, толкнув в ответ.

Хотя она была почти уверена, что Скот — гей — он любил читать "Teen Vogue" больше, чем она сама — она ненавидела, когда он трогал её рыхлый и противный живот.

Она уставилась на афишу, поднимая брови от удивления.

— Ха.

Спенсер Хастингс шла вместе с Кирстен Каллен, болтая о молодежной лиге хоккея на траве.

Они чуть было не столкнулись с придурочной Моной Вандервол, скутер которой перегородил дорогу.

Затем Спенсер заметила плакат.

Она раскрыла рот от удивления.

— Завтра?

Эмили Филдс тоже чуть не пропустила афишу, но её близкая подруга по плаванию, Джемма Керран, привлекла её внимание.

— Эм! — воскликнула она, указывая на плакат.

Глаза Эмили пробежали по заголовку.

Она задрожала от возбуждения.

К этому времени, почти все шестиклассники Роузвуда cобрались возле велосипедной стоянки, таращась на лист бумаги.

Ария проскользнула вдоль стены и, прищурившись, уставилась на печатные буквы на плакате.

Он гласил: "Капсула Времени стартует завтра."

"Готовьтесь! Это ваш шанс стать бессмертными!"

Угольный карандаш выпал из пальцев Арии.

Закладывание временной капсулы было школьной традицией с 1899 года, года основания школы Роузвуд Дэй.

Школьными правилами запрещалось участие тех, кто был младше шестого класса. Таким образом, это было таким же переходным обрядом, как покупка первого бюстгальтера от Victoria's Secret для девушки... равно как и для парня, почувствовавшего возбуждение от его первого каталога Victoria's Secret.

Все знали правила этой игры: они передавались от старших братьев и сестёр, выкладывались в блогах на MySpace, ими были небрежно исписаны титульные листы библиотечных книг.

Каждый год администрация школы разрезала флаг на кусочки, а специально отобранные ученики старших классов прятали их по всему городу.

Подсказки, ведущие к каждому кусочку, вывешивались в вестибюле школы.

Каждого, кто находил часть флага, награждали на школьном собрании, кроме того, победитель мог украсить его как только пожелает. Потом воссоединённые кусочки сшивали вместе и закапывали за футбольным полем вместе с временной капсулой.

Стоит ли говорить, что найти часть флага для Капсулы Времени, было большим трудом.

— Ты будешь участвовать? — Джемма спросила Эмили, застегивая фирменную тренировочную куртку.

— Я думаю, да.

Эмили нервно захихикала.

— Думаешь, у нас есть шанс? Я слышала, что они всегда прячут подсказки в школе. Я была там всего дважды.

Ханна подумала о том же.

Она ни разу не была в школе.

Всё в старшей школе пугало её, особенно красивые девушки, которые там учились.

Когда бы Ханна со своей мамой ни пошла в Сакс в торговом центре, она неизбежно сталкивалась с девушками из школьной группы поддержки, столпившимися около стойки с косметикой.

Ханна всегда разглядывала их из-за стеллажа с одеждой, восхищаясь тем, как их джинсы с заниженной талией идеально сидят на бёдрах, как их прямые, сияющие волосы струятся по их спинам, и как их нежная, персиковая кожа остается безупречной даже без косметики.

Каждый раз перед сном Ханна молилась о том, чтобы наутро проснуться прекрасной черлидершей из Роузвуд Дэй, но каждое утро, из ее зеркала в форме сердца на нее смотрела старая Ханна, с коричневыми волосами, угреватой кожей и руками, напоминающими сосиски.

— По крайней мере, ты знаешь Меллису, — пробормотала Кирстен, обращаясь к Спенсер, и в то же время слушая, что говорит Эмили.

— Возможно, она одна из тех, кто спрятал кусок флага.

Спенсер покачала головой.

— Я бы уже знала об этом.

Это было большой честью — спрятать флаг Капсулы Времени, равно как и найти его, и сестра Спенсер, Мелисса, никогда не успускала возможности похвастаться своими школьными обязанностями, особенно во время игры в Star Power со своей семьей, когда они должны ходить вокруг стола, описывая наиболее грандиозные достижения за день.

Школьные тяжелые двойные двери открылись, и оставшиеся шестиклассники выбежали наружу, включая группу девушек, которые, казалось, только что сошли со страниц каталога J. Crew.

Ария вернулась к каменной стене, притворившись занятой эскизами.

Она не хотела встречаться с ними глазами после того, как несколько дней назад Наоми Зиглер поймала её на том, что она пялилась на них, и спросила: "Ты что, влюбилась в нас?"

Это была элита шестого класса, или, как их называла Ария, Типичные Жители Роузвуда.

Все Типичные Жители Роузвуда жили в большом огороженном особняке с огромной территорией или с роскошными конюшнями и гаражами на десяток машин.

Они были настолько однотипными: ребята играли в футбол и носили ультра-короткие стрижки, а у девочек был абсолютно идентичный смех, они выбирали одинаковый блеск для губ Laura Mercier и носили сумки Dooney & Bourke.

Если бы Ария кинула на них беглый взгляд, то не отличила бы одну Типичную Жительницу Роузвуда от другой.

Кроме Элисон ДиЛаурентис.

Никто не мог спутать Элисон с кем-то другим.

И это была Элисон, которая вела за собой толпу по школьной каменной тропинке, её светлые волосы струились по спине, её сапфировые синие глаза блестели, а туфли на 8-сантиметровой платформе отлично сидели на ноге.

Наоми Зиглер и Райли Вулф, две её приближенные, следовали за ней, повторяя каждое её движение.

Люди начали преклоняться перед Эли, как только она переехала в Роузвуд в третьем классе.

Эли приблизилась к Эмили и остальным девушкам из команды по плаванию и внезапно остановилась.

Эмили испугалась, что Эли опять станет дразнить их за их сухие, поврежденные и слегка позеленевшие от хлорки волосы, но внимание Эли было приковано к чему-то другому.

Скрытая улыбка поползла по лицу, после того, как она прочитала афишу.

Быстрым движением руки она сорвала листок со стены и развернулась лицом к своим подругам.

— Мой брат сегодня вечером собирается спрятать одну из частей флага, — сказала она довольно громко, чтобы остальные могли услышать.

— Он уже пообещал рассказать мне место.

Все начали перешёптываться.

Ханна кивнула с почтением — он восхищалась Эли даже больше, чем старшими черлидершами.

А Спенсер, наоборот, разозлилась.

Брат Эли не имел права говорить ей про место, куда он спрячет часть Капсулы Времени.

Это нечестно! Угольный карандаш Арии стремительно перелетел через альбом для рисования, а ее глаза остановились на сердцеобразном лице Эли.

Нос Эмили зачесался от задержавшегося шлейфа ванильных духов Эли — запах был настолько же восхитительным, как аромат на пороге пекарни.

Старшеклассники стали спускаться по величественной лестнице школы, ступая сквозь остальных школьников, прервав тем самым грандиозное объявление Эли.

Высокие, надменные ученицы средней школы, красивые ребята прошли мимо шестиклассников, направляясь в сторону своих машин, стоящих на служебной парковке.

Эли холодно их оглядела, обмахивая лицо флаером Капсулы Времени.

Несколько учениц младших классов со свисающими из ушей айподовскими наушниками испуганно посмотрели на Эли, отстёгивая свои дешёвые велосипеды от стойки.

Наоми и Райли фыркнули в их сторону.

Затем один ученик младших классов заметил Эли и остановился.

— Что случилось, Эл?

— Ничего.

Эли поджала губы и выпрямила спину.

— Как дела у тебя, Иии? — Скот Чин подтолкнул Ханну локтем, и она покраснела.

Йен Томас с его загорелым и великолепным лицом, кудрявыми светлыми волосами и ошеломительными томными глазами орехового цвета был вторым в списке "Вечных красавчиков" Ханны, сразу после Шона Акарда, парня, на которого она запала с тех пор, как они были в одной команде по кикболлу в третьем классе.

Было неясно, каким образом Эли и Йен познакомились, но ходили слухи, что старшеклассники приглашали её на свои вечеринки, несмотря на то, что она была намного моложе них.

Йен прислонился к велосипедной стойке.

— Правильно ли я понял, что ты знаешь, где лежит кусок флага Капсулы Времени?

Щеки Эли порозовели.

— А что? Кто-то завидует? — сверкнула она хитрой улыбкой.

Йен покачал головой.

— На твоем месте я бы об этом промолчал. Кто-то может попытаться увести твой кусок у тебя из-под носа. Это часть игры, ну, ты понимаешь.

Эли рассмеялась, словно идея показалась ей невразумительной, но, тем не менее, её лоб слегка наморщился.

Йен был прав — украсть чужой кусок флага было абсолютно законно, так говорилось в официальной книге правил Капсулы Времени, которая хранилась в закрытом ящике стола у ректора Эпплтона.

В прошлом году один неформал из девятого класса вытащил кусок флага, который выглядывал из сумки одного выпускника.

Два года назад, одна восьмиклассница пробралась в школьную танцевальную студию и украла два куска флага у двух худеньких балерин.

Пункт о краже в правилах гласит, что воровство уравнивает игровое поле — если вы недостаточно умны, чтобы разгадать подсказки, которые помогли бы вам найти куски флага, то, возможно, вы весьма хитры, чтобы стащить его из чьего-нибудь шкафчика.

Спенсер уставилась на обеспокоенное лицо Эли, и ей в голову пришла идея: "Я должна украсть кусок флага Эли."

Более, чем вероятно, любой другой шестиклассник позволил бы Эли найти этот кусок нечестным способом, и никто бы даже не попытылася отнять его у неё.

Но Спенсер устала смотреть на то, как Эли всё слишком легко дается.

Такая же идея возникла и у Эмили.

"Вот бы украсть его у Эли", — подумала она, содрогаясь от необъяснимых эмоций.

Что бы она сказала Эли, если бы та застала ее врасплох?

"Могла бы я украсть его у Эли?" — Ханна прикусила свой неопрятный ноготь.

Только... она никогда ничего не воровала.

Если бы она на это решилась, взяла бы Эли когда-нибудь Ханну в свою компанию?

"Как было бы здорово украсть его у Эли" — такая же мысль пришла в голову Арии, а её рука все еще описывала круги над альбомом для рисования.

Представьте Типичную Жительницу Роузвуда, свергнутую с трона... кем-то вроде Арии.

Бедняжке Эли пришлось бы искать другой кусок флага, находя подсказки, и в кои-то веки использовать свой мозг.

— Я не волнуюсь, — Эли нарушила тишину.

— Никто не украдет его у меня. Как только я получу эту часть флага, она всё время будет со мной.

Она кинула Йену многозначительный взгляд и, развернувшись, добавила: " Есть только один выход, который позволит кому-то заполучить мою часть флага, — им придётся меня убить."

Йен наклонился вперед: "Ну, что же, если это все, что требуется..."

Глаз Эли начал дергаться, и она побледнела.

С лица Наоми Зиглер исчезла улыбка.

По его лицу проскочила холодная гримаса, но сразу превратилась в неотразимую улыбку, говорящую "я просто шучу".

Кто-то кашлянул, и это заставило Йена и Эли отвлечься.

Брат Эли, Джейсон, спускаясь по школьным ступенькам, направлялся прямо к Йену.

Его губы были сжаты, а плечи напряжены, похоже, он всё слышал.

— Что ты только что сказал? — Джейсон остановился в двух шагах от лица Йена.

Свежий ветер смахнул пару золотых прядей волос с его лба.

Йен начал раскачиваться взад-вперёд в своих черных кедах Vans.

— Ничего. Мы просто дурачились.

Глаза Джейсона потемнели.

— Ты уверен в этом?

— Джейсон! — возмущенно прошипела Эли.

Она встала между ними.

— Да что с тобой?

Джейсон посмотрел на Эли, затем на афишу Капсулы Времени, потом опять на Йена.

Люди, проходившие мимо, обменивались перепуганными взглядами, не понимая, дурачатся они или происходит что-то более серьёзное.

Йен и Джейсон были ровесниками, и оба играли в футбольной команде.

Вероятно, этой словесной перепалки и не было бы, если бы Йен не отнял у Джейсона возможность забить гол во вчерашней игре против школы Притчард Преп.

Когда Йен не ответил, Джейсон ударил руками по бокам.

— Хорошо. Проехали.

Он повернулся и потопал к черному седану шестидесятых годов, который въехал на автобусную полосу, и плюхнулся на пассажирское сиденье.

— Поехали, — сказал он, захлопывая дверь автомобиля.

Автомобиль ожил, выдал облако выхлопных газов и с визгом съехал с обочины.

Йен пожал плечами и, победоносно улыбаясь, пошел прочь.

Эли провела руками по волосам.

На долю секунды её лицо поменялось, будто она потеряла над чем-то контроль.

Но это быстро прошло.

— Джакузи у меня дома? — прощебетала она своим подружкам, беря Наоми под руку.

Её друзья последовали за ней в лес, который был за школой, это был кратчайший путь к её дому.

Уже знакомый листок бумаги выглядывал из кармана жёлтой сумки Эли.

Он гласил: "Капсула Времени стартует завтра."

"Готовьтесь."

Действительно, готовьтесь.

Спустя несколько недель после того, как куски Временной Капсулы были найдены и закопаны, окружение Эли поменялось.

Постоянные члены были изгнаны, другие заняли их места.

Эли нашла четырёх Лучших Подруг Навсегда — Спенсер, Ханну, Эмили и Арию.

Ни одна из новых подруг Эли не спрашивала, почему она выбрала из всего шестого класса именно их — они не хотели сглазить эту дружбу.

Теперь они думали о временах до их дружбы с Эли — какими несчастными они были, какими потерянными они себя чувствовали, какими незаметными они были в школе.

Они думали и об особых моментах, включая тот день, когда было объявлено о Капсуле Времени.

Пару раз они вспоминали о том, что Йен сказал тогда Эли и какой обеспокоенной она казалась, что было нехарактерно для неё.

Но, тем не менее, старались её не тревожить. В большинстве случаев, они прогоняли эти мысли прочь — было гораздо важнее думать об их будущем, нежели вдаваться в подробности прошлого.

Теперь они стали девочками Роузвуд Дэй, что понесло за собой немало волнующей ответственности. Впереди у них было много интересного, чего стоило ждать с предвкушением. Но, наверное, им не стоило забывать, что дни коротки. И, может быть, Джейсону стоило приложить больше усилий, чтобы обезопасить Эли. Потому, что мы все знаем, что произошло.

Всего полтора года спустя Йен выполнил своё обещание. Он действительно убил Эли.

1.  Мертва и погребена

Эмили Филдс откинулась на спинку каштаново-коричневого кожаного дивана, ковыряя сухую от хлорки кожу вокруг своего большого пальца.

Её лучшие подруги Ария Монтгомери, Спенсер Хастингс и Ханна Марин сидели рядом с ней, потягивая горячий шоколад Годива из полосатых кружек.

Они сидели в гостиной Спенсер, которая была наполнена ультрасовременной электроникой, стадюймовым экраном и аудиосистемой.

Большая корзинка с чипсами стояла на кофейном столике, но никто даже не притронулся к ней.

Женщина по имени Мэрион Грейвс возвышалась на клетчатом кресле прямо перед ними, держа на коленях свёрнутый пакет для мусора.

В то время как девочки были одеты в потрёпанные джинсы, кашемировые спортивные костюмы, или, в случае с Арией, в рваную мини-юбку, одетую поверх красных бридж, Мэрион носила дорогой на вид шерстяной свитер темно-синего цвета и узкую юбку.

Ее тёмно-каштановые волосы сияли, а её кожа пахла лавандовым увлажняющим кремом.

— Хорошо, — Мэрион улыбнулась Эмили и остальным.

— В прошлый раз я попросила вас, девочки, принести кое-какие вещи. Положите их на столик.

Эмили вытащила розовый кожаный клатч с монограммой Э.

Ария потянулась к своей сумке из бычьего меха и вытащила измятую жёлтую картину.

Ханна достала сложенный лист бумаги, который выглядел как записка.

А Спесер осторожно выложила на стол чёрно-белую фотографию и потертый синий плетенный браслет.

Глаза Эмили наполнились слезами — она сразу узнала этот браслет.

Эли сделала каждой из них по браслету тем летом после Истории с Дженной.

Это должно было навсегда сделать их друзьями, напоминать им о том, что они случайно ослепили Дженну Кавано.

Они не знали, что на самом деле Историей с Дженной был секрет, который Эли скрывала от них, а не секрет, который они скрывали от всех остальных.

Оказалось, что Дженна сама попросила Эли устроить пожар и свалить вину на Тоби.

Один из многих ошеломляющих фактов, который они узнали уже после смерти Эли.

Эмили тяжело сглотнула.

Комок, который стоял в её горле с сентября, хотел вырваться.

Это был первый день Нового Года.

Занятия начинались на следующий день, и Эмили молилась, чтобы этот семестр был не таким насыщенным, как прошлый.

Практически в ту минуту, когда они с подругами ступили на каменную дорожку Розвуд Дэй, для того, чтобы начать одиннадцатый класс, все они получили странные сообщения от некоего Э.

Сначала они все думали, а в случае Эмили — надеялись, что А — это Элисон, их давно потерянная лучшая подруга, но потом рабочие нашли тело Эли, замурованное на заднем дворе её дома.

Сообщения продолжались, затрагивая самые тёмные секреты девочек, а через два жутких месяца девочки обнаружили, что А — это Мона Вандервол.

В средней школе Мона была Фактором страха — измученным ботаником, который шпионил за Эмили, Эли и другими во время их обычных пятничных ночевок, но когда Эли исчезла, Мона вдруг превратилась в королеву школы и стала лучшей подружкой Ханны Марин.

Осенью она нашла дневник Элисон, прочла все секреты, которые Эли написала о своих друзьях, и решила разрушить их жизнь так же как, по ее мнению, Эмили, Ария и другие разрушили её жизнь.

Не только их издёвки, но и огоньки пожара, ослепившего Дженну, обожгли и Мону.

В ночь, когда Мона упала с карьера, чуть не утащив за собой Спенсер, полиция арестовала Йена Томаса, тайного парня Эли, за её убийство.

Суд над Йеном должен был начаться в конце этой недели.

Эмили и остальным пришлось давать показания против него, и выступать в качестве свидетеля оказалось в миллион раз страшнее чем, когда Эмили пришлось спеть на концерте на празднике Розвуд Дэй, но это означало, что их муки скоро закончатся.

Четыре девушки-подростка просто не могли всё это выдержать, поэтому их родители решили обратиться за помощью к специалисту.

Мэрион была лучшим психотерапевтом в Филадельфии.

Вот уже третье воскресенье Эмили и её подруги встречались с ней.

Этот приём был посвящен тому, чтобы девочки освободились от всех ужасных вещей, произошедших с ними.

Мэрион пригладила свою юбку на бедрах, оглядывая вещи, которые выложили девочки.

— Все эти вещи напоминают вам об Элисон, так?

Все кивнули.

Мэрион рывком открыла черный мешок для мусора.

— Давайте сложим всё сюда.

После того, как я уйду, я хочу чтобы вы, девочки, закопали это на заднем дворе Спенсер.

Этот ритуал будет символизировать похороны Элисон.

И с ней вы похороните всю отрицательную энергию, которая сопровождала вашу с ней дружбу.

Мэрион всегда "перчила" свою речь фразами Нового Века такими как отрицательная энергия и духовная

потребность для наименьшего огорчения.

Последняя часть, которую они должны были повторять — смерть Эли не моя вина — снова и снова, и пить вонючий зеленый чай, который должен был "очистить" их виноватые чакры.

Помимо этого, Мэрион заставляла их говорить в зеркало такие вещи как: "А мертва и никогда не вернется, никто больше не хочет мне навредить".

Эмили очень хотела чтобы молитвы сработали: больше всего на свете она хотела вернуться к нормальной жизни.

— Хорошо, встаньте, — сказала Мэрион, протягивая мешок для мусора.

— Давайте сделаем это.

Они все встали.

Нижняя губа Эмили задрожала, когда её взгляд упал на розовый клатч, который Эли подарила ей в шестом классе, когда они подружились.

Может быть, она должна была принести что-то другое на это очищение, например, одну из старых школьных фотографий Эли — их у неё было бесчисленное количество.

Мэрион устремила взгляд на Эмили, кивая в сторону сумочки.

Всхлипывая, Эмили опустила клатч в мешок.

Ария подняла карандаш для рисования, который она принесла, и набросок Эли, стоящей возле школы.

— Я нарисовала это ещё до того, как мы стали друзьями.

Спенсер осторожно держала браслет Истории с Дженной между указательным и большим пальцами за краешек, будто он был покрыт соплями.

— До свидания, — прошептала она решительно.

Ханна закатила глаза, когда кинула в мешок свёрнутый кусок бумаги.

Она не потрудилась объяснить, что это было.

Эмили наблюдала, как Спенсер подняла чёрно-белую фотографию.

На ней была Эли, стоящая рядом с молоденьким Ноэлем Каном.

Они оба смеялись.

Выглядели оно словно близкие друзья.

Эмили схватила руку Спенсер, прежде чем она смогла бросить фото в мешок.

— Где ты его взяла?

— В альбоме выпускников, перед тем, как они выгнали меня, — застенчиво призналась Спенсер.

— Помните, как они сделали целый разворот с фотографиями Эли? Это фото я нашла на полу в монтажной.

— Не кладите её туда, — сказала Эмили, несмотря на строгий взгляд Мэрион.

— Это очень хорошая её фотография.

Спенсер подняла бровь, но молча положила фото на комод из красного дерева рядом с большой железной статуей Эйфелевой башни.

Из всех старых друзей Эли, Эмили тяжелее всех переживала её смерть.

Было похоже, что у неё никогда не было подруги лучше чем Эли, ни до, ни после.

Всё усугублялось тем, что Эли была первой любовью Эмили, самой первой девушкой, которую она поцеловала.

Будь её воля, она бы вообще не хоронила Эли.

Для неё было совершенно нормально вечно хранить вещи, напоминающие об Эли, в своей тумбочке.

— Всё? — Мэрион сморщила свои губы цвета спелого винограда.

Она туго завязала пакет и вручила его Спенсер.

— Пообещайте мне, что закопаете его.

Это поможет.

Честно.

Я думаю, вам следует встретиться во вторник днём, хорошо? Это ваша первая неделя после возвращения в школу, и я хочу, чтобы вы поддерживали связь и приглядывали друг за другом. Вы можете сделать это для меня?

Все хмуро кивнули.

Они последовали за Мэрион из гостиной, вниз по большому мраморному залу Хастингсов, в фойе.

Мэрион попрощалась с ними и залезла в свой огромный Рендж Ровер и включила дворники, чтобы скинуть лишний снег с ветрового стекла.

Большие напольные часы, расположенные в фойе, пробили час.

Спенсер закрыла дверь и повернулась к Эмили и другим.

Красные пластмассовые ручки мешка для мусора свисли с её запястья.

— Ну? — сказала Спенсер.

— Закопаем его?

— Где? — тихо спросила Эмили.

— Может, за сараем? — предложила Ария, ковыряясь в дыре на своих красных леггинсах.

— Это будет правильно, да? Это последнее место где мы... видели её.

Эмили кивнула, но в её горле застрял ком.

— А что думаешь ты, Ханна?

— Что? — монотонно пробормотала Ханна, как будто находилась в совершенно другом месте.

Все оделись и потащились через заснеженный дворик Хастингсов к задней части участка.

Всю дорогу они молчали.

Хотя жуткие записки А снова сблизили их, Эмили редко видела своих подруг после того, как обвинили Йена.

Эмили пыталась организовать встречи в торговом центре, и даже в Стиме, кофейне школы, между занятиями, но остальные не проявляли никакого интереса.

Она подозревала, что они избегали друг друга по тем же причинам, по которым они разошлись после того, как Эли пропала без вести. Было бы слишком странно быть вместе.

Старинный дом ДиЛаурентисов находился по правую сторону.

На деревьях и кустарниках, что разделяли двор, не было листьев, а крыльцо дома Элисон было покрыто коркой льда.

Место, куда люди приходили почтить память Эли, украшенное свечами, плюшевыми игрушками, цветами и фотографиями, было на самом виду, но фургоны новостей и операторские группы, которые ночевали под открытым небом целый месяц с того момента, когда нашли тело Элисон, к счастью исчезли.

Сейчас внимание СМИ было приковано к суду Роузвуда и к Честерской тюрьме, где они надеялись получить больше информации о предстоящем процессе над Йеном Томасом.

В доме теперь жила семья Майи Сент-Джермейн, бывшей девушки Эмили.

Внедорожник Acura был припаркован на подъездной дорожке, это означало, что семья въехала обратно — они старались не появляться дома в разгар цирка со СМИ.

Эмили почувствовала острую боль, когда увидела весёлый венок на двери и туго набитые мешки с рождественским мусором.

Когда они с Майей ещё встречались, они обсуждали, что подарят друг другу на Рождество — Майя ужасно хотела диджейские наушники, а Эмили — iPod шаффл.

Расставание с Майей было правильным решением, но Эмили не покидало странное чувство из-за того, что ей больше не было места в жизни Майи.

Остальные опередили её и были уже в дальней части двора.

Эмили побежала, чтобы догнать остальных, но её большой палец увяз в грязи.

Слева находился сарай Спенсер, место, где раньше проводились пижамные вечеринки.

Он граничил с густым лесом, который простирался более, чем на милю.

Справа от сарая располагалась частично вырытая яма в старом дворе ДиЛаурентис, где было найдено тело Эли.

Несколько полицейских лент упали и теперь были почти погребены в снегу, но было и много свежих следов, принадлежавших, скорее всего, любопытным зевакам.

Сердце Эмили застучало, как только она посмотрела на яму.

Было очень темно.

Её глаза наполнились слезами, когда она представила, как Йен заталкивает Эли в яму и оставляет её там умирать.

— Безумие, да? — сказала Ария, тоже глядя на яму.

— Эли была здесь всё это время.

— Это хорошо, что ты вспомнила, Спенс,— сказала Ханна, дрожа от холода вечернего воздуха.

— По крайней мере, Йена здесь больше не будет.

Ария побледнела, было видно, что она обеспокоена.

Эмили закусила свой ноготь.

В ночь ареста Йена, они сказали копам, что всё, что им нужно знать о произошедшем той ночью, было в дневнике Эли — её последняя запись была о том, как она планировала встретиться с Йеном, её тайным парнем, в ночь их пижамной вечеринки в честь окончания 7-го класса.

Эли поставила Йену ультиматум: или он прекращает отношения с сестрой Спенсер, Мелиссой, или же она расскажет всем, что у них роман.

Копов окончательно убедило то, что Спенсер смогла восстановить подавляемые ранее воспоминания о той ночи.

После того как Спенсер и Эли поссорились в сарае Хастинсов, Эли убежала... к Йену.

Это был последний раз, когда видели Эли, и о том, что произошло потом, оставалось лишь догадываться.

Эмили никогда не сможет забыть, как Йен пришёл в зал суда в день своего обвинения и посмел заявить о своей невиновности в убийстве Эли.

После того, как суд распорядился посадить Йена в тюрьму без права внести залог, и судебные приставы вели его по проходу, она поймала на себе его испепеляющий взгляд.

"Вы, девочки, не с тем связались", — читалось в его взгляде, громко и отчётливо.

Было очевидно, что он обвинял их в своём аресте.

Эмили тихонько застонала. Спенсер строго посмотрела на неё.

— Прекрати. Мы не должны зацикливаться на Йене... или на ком бы то ни было.

Она остановилась позади, натянув свою сине-белую шляпку Фэйр Исл на лоб.

— Здесь?

Эмили подула на свои пальцы, пока остальные молча кивнули.

Спенсер начала рыть промёрзшую землю с помощью лопаты, взятой в гараже.

После того как яма стала достаточно глубокой, Спенсер бросила в неё мусорный пакет.

Это вызвало глухой удар по снегу.

Они все стали бросать поверх него землю вперемешку со снегом.

— Ну что? — Спенсер облокотилась на лопату.

— Мы должны что-то сказать?

Все они посмотрели друг на друга.

— Прощай, Эли, — наконец выговорила Эмили, и её глаза в который раз за этот месяц наполнились слезами.

Ария посмотрела на неё и затем улыбнулась.

— Прощай, Эли, — пронесла она эхом.

Затем она посмотрела на Ханну.

Ханна пожала плечами, а затем сказала: "Прощай, Эли."

Когда Ария взяла Эмили за руку, ей стало... легче.

У нее перестал ныть желудок и расслабились мышцы шеи.

Вдруг она ощутила приятный аромат, словно запахло свежими цветами.

Она почувствовала, будто Эли — милая, замечательная Эли, которая жила в её воспоминаниях — была здесь, уверяя их, что всё будет хорошо.

Она посмотрела на остальных девочек.

Они спокойно улыбались, как будто тоже что-то чувствовали.

Возможно, Мэрион была права.

Наверное, в этом ритуале что-то было.

Настало время оставить позади эту ужасную осень — убийцу Эли поймали, и весь этот ночной кошмар с А был позади.

Оставалось лишь с надеждой смотреть в спокойное счастливое будущее.

Сквозь деревья было видно, как быстро садится солнце, и небо с сугробами приобрели молочно-лавандовый оттенок.

Ветряная мельница Хастингсов медленно вращалась от легкого ветра, а группка белок затеяла драку возле большой сосны.

"Если одна из белок полезет на дерево, все изменится к лучшему", — подумала Эмили, играя в суеверную игру, которой она много лет доверяла.

Именно так и случилось: одна из белок подбежала к сосне и взобралась на самую верхушку.

2.  Мы семья

Спустя полчаса, Ханна Марин ворвалась через парадную дверь своего дома, ласково потрепала своего мини-добермана по кличке Дот, и кинула свою сумку из тисненой змеиной кожи на диван в гостиной.

- Извините, я опоздала! - крикнула она.

На кухне пахло томатным соусом и чесночным хлебом. Отец Ханны, его невеста Изабель, её дочь Кейт, уже сидели за обеденным столом.

Большая миска с пастой и салатом стояли посередине стола, а тарелка, салфетки и стакан с водой Перрье одиноко ждали на месте Ханны.

Когда она приехала на Рождество - а случилось это через несколько секунд после того, как мама Ханны села на самолет до Сингапура, где теперь была ее новая работа, - Изабель решила, что каждое воскресенье они будут обедать в столовой, чтобы все могли почувствовать себя настоящей семьей.

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Бесплатно открыть свой сайт внутри портала Pandia.ru

Сайт создается бесплатно. Вы можете добавлять:
  • портфолио
  • публикации
  • учебные материалы
  • пресс-релизы
  • фотогалереи
  • заметки
  • рассказать о своей работе и увлечениях, и многое другое.
Сайт создается автоматически сразу после регистрации.

Открыть сайт

Проекты по теме списка:

Оставить свой комментарий

Комментировать на сайте могут только те, кто имеет свой аккаунт. Войти или Зарегистрироваться.


Обсуждение